Татьяна Федоровна Аристова

Живая легенда российского курдоведения

Татьяна АристоваТатьяна Федоровна Аристова … Доктор исторических наук, ученый с мировым именем; автор двух монографий и множества статей, посвященных обычаям, обрядам, духовной и материальной культуре курдов. Для тех, кому посчастливилось знать ее лично — обаятельная, яркая, смелая женщина, сильная личность и несгибаемый характер. Целеустремленный, добросовестный и неутомимый исследователь.

Единственная среди коллег, она сумела побывать в высокогорных курдских селах, расположенных на территории Закавказья. Жизненный путь Т.Ф. Аристовой — это исто­рия верности своему призванию, долгу, тому главному, что есть в каждом человеке и является его внутренним «Я»…

Т. Ф. Аристова родилась в 1926 году в Москве, в семье изве­стного русского слависта и восто­коведа, профессора Московского университета. Ф. Ф. Аристон был энциклопедически образованным ученым. В круг его интересов входили не только история, география, экономика, литература, языки за­рубежных стран, но и обычаи, ве­рования, традиции их населения, а также вопросы международной по­литики, взаимоотношений России со странами Европы и Востока. Мно­голетняя дружба связывала его с великими русскими путешествен­никами В.К. Арсеньевым, П. К. Козловым, Т.Н. Грум-Гржимайло и другими.

Но в спокойную жизнь семьи ворвался 1928 год — начало реп­рессий: был отправлен в сталинс­кие лагеря старший сын Георгий. А еще через три года по ложному доносу был арестован Ф. Ф. Ари­стов. Через некоторое время он был освобожден за отсутствием состава преступления; ни одно из выдвину­тых против него обвинений не под­твердилось. Но тюрьма резко ухуд­шила и без того подорванное здо­ровье ученого; через год Ф. Ф. Аристов скончался.

На руках вдовы остались стар­шин сын, вернувшийся из лагеря инвалидом, и трое младших. Тане Аристовой было тогда 6 лет…

Еще через год мать, спасая де­тей от голода, отдала их в детский дом, и вскоре умерла сама, а ма­ленькую Таню взяла в свою семью вышедшая к тому времени замуж старшая сестра. Так начались годы учебы. Таня училась великолепно, из года в год, получая похвальные грамоты, Уже в школьные годы ощущалась ее тяга к истории, лите­ратуре, языкам, сформировалось любознательность, чувство литера­турного стиля. Но война требовала технически грамотных специалистов, и в 1944 году Таня Аристова ус­пешно сдает вступительные экзаме­ны и становится студенткой про­славленного МВТУ имени Баума­на. В те годы он считался едва ли не самым знаменитым техничес­ким институтом страны.

Призвание — неодолимая сила, и чем талантливее и ярче человек, тем меньше способен он сопротив­ляться своему дару. Как иначе объяснить необычайную ситуацию: успешно сдав первую сессию, юная студентка наотрез отказалась про­должать учебу и неожиданно для преподавателей и сокурсников ре­шила уйти из вуза…. На что она рассчитывала и чего ждала? Что за сила двигала юным и хрупким со­зданием, за плечами которого, од­нако, уже были смерть родителей, голод, детский дом, эвакуация! Предоставим слово самой Татьяне Федоровне:

Татьяна Аристова

«Я успешно сдала сессию и по­няла это не мое. Я не могу здесь учиться. Время было военное, меня уговаривали остаться, особенно пре­подаватель рисования. Но я сказа­ла: «Нет! Я чувствовала, что это не мое призвание».

И в середине учебного года Таня забрала документы и ушла из института. К этому моменту у девушки уже появилась цель — Институт востоковедения. Имен­но в этом институте, впоследствии слитом с МГИМО (Институтом международных отношений), изу­чались в те годы история, литера­тура и языки народов Востока. Но шла война, надо было работать. Посетители Центрального дома архитекторов скоро обратили вни­мание на молоденькую, очень кра­сивую гардеробщицу, которая го­товилась к вступительным экзаме­нам и не выпускала из рук учеб­ник немецкого языка. Сочувствуя и пытаясь помочь девушке, ее по­знакомили с Маргаритой Леополь­довной Теснер — лучшим в Мос­кве преподавателем немецкого язы­ка. Проверив знания Тани, М. Л. Теснер сказала коллегам; «Это чудесная девочка — талантливая, одаренная! Я буду заниматься с ней бесплатно». Огромная занятость не позволяла М. Л. Теснер брать частных учеников, но для Тани Аристовой она сделала исключе­ние и нашла время. Начались упор­ные занятия.

Роль Маргариты Леопольдов­ны в жизни Т. Ф. Аристовой не­возможно переоценить. Именно Маргарита Леопольдовна стала ду­ховной наставницей молодой де­вушки, в сущности, ее второй ма­терью. Маргарита Леопольдовна казалась Тане человеком другого мира; всегда подтянутая, аккурат­ная, элегантная. Она была необы­чайно добрым, благородным и вос­питанным человеком редкого оба­яния и притягательности. Ей в полной мере были присущи доб­рожелательность, отзывчивость, невероятная душевная щедрость. Врожденная интеллигентность со­четалась у нее с высочайшей евро­пейской культурой. Люди тянулись к ней, как к светлому лучу, зара­жаясь ее неиссякаемым оптимиз­мом, жизнелюбием, умением все­гда сохранять присутствие духа и ясность мысли. Вспоминая люби­мого педагога, Татьяна Федоровна говорит; «Таких, как Маргари­та Леопольдовна, не было, нет и никогда больше не будет. Она была идеалом и излучала свет».

Маргарита Леопольдовна учи­ла молодую девушку всему — уме­нию вести себя в обществе, оде­ваться. Ее влияние было огромным и во многом сформировало миро­воззрение девушки. Именно она дала Тане главное — неиссякае­мый жизненный оптимизм, стрем­ление добиваться своей цели, не­смотря на трудности.

Уроки М. Л. Теснер постепен­но переросли в дружеское общение, продолжавшееся всю жизнь Мар­гариты Леопольдовны. На всю жизнь сохранила Татьяна Федоров­на глубочайшую привязанность к обожаемой учительнице. В кварти­ре Т. Ф. Аристовой всегда висит фотография М. Л. Теснер, и, как говорит Татьяна Федоровна, в ее жизни не было дня, в течение ко­торого она не вспоминала бы Мар­гариту Леопольдовну. До сих пор ежегодно отмечает Татьяна Федо­ровна две ставшие для нее святыми даты — день рождения и день смерти Маргариты Леопольдовны Теснер.

Прекрасно сдав вступительные экзамены, Татьяна Аристова была зачислена на первый курс иранско­го отделения ближневосточного фа­культета института востоковедения. Еще в студенческие годы будущий иранист заинтересовалась трагичес­кой судьбой курдского народа, и когда после блестящей защиты дипломной работы Т. Ф. Аристову спросили, в аспирантуре какого ин­ститута она хотела бы продолжать учебу. Таня, не сомневаясь ни минуты, попросилась в институт эт­нографии АН СССР — там мож­но было изучать не только язык, но и историю, культуру, обычаи и традиции курдского народа. Ее на­учным руководителем в аспиранту­ре стал С. П. Толстов — выдаю­щийся советский ученый, член-кор­респондент АН СССР, лауреат Го­сударственной премии СССР. При­нимая молодую аспирантку, С. П. Толстов спросил: «Какой народ Вы хотели бы изучать?» И. услышав ответ: «Курдов», — изумился: «Это же уму непостижимо! Никто из мужчин не берется изучать курдов, ведь к ним надо ездить в горы!». Но, будучи человеком дела, Сер­гей Павлович сразу же поставил молодой аспирантке задачу: выучить курдский язык, чтобы иметь воз­можность свободно изъясниться в предстоящей командировке. Училась Таня, как всегда, отлично, став именной стипендиаткой Н. Миклухо-Маклая. Пройдя в Дагестане полевую подготовку под руковод­ством известного ученого Л. И. Лаврова, в 1951 году Татьяна Аристова выезжает к курдам Армении.

Первое знакомство с жизнью и бытом изучаемого народа…. И рас­сказы о том, что в высокогорных курдских селах, куда невозможно доехать ни поездом, ни автомаши­ной, ни долететь самолетом, живут старики, помнящие и вынужденное бегство из Турции в конце XIX -начало XX вв., и то, что окружало их на родине, в Курдистане. Пре­пятствия не остановили молодую ис­следовательницу: в 1957 году, по­лучив командировочное удостовере­ние, подписанное С. П. Толстовым. Татьяна Аристова выехала в горы Азербайджана. Добраться туда гор­ными тропами можно было лишь летом, когда открыты перевалы, и поездка Татьяны Федоровны в высокогорные районы республики до сих пор остается легендой: ни до этого, ни после, ни кому из курдологов побывать, там не удалось.

Приехав в районный центр Кельбалжар, Т. Ф. Аристова, как тогда было принято, обратилась в райком комсомола. Молодой инст­руктор райкома Загил, услышав, что красавица из Москвы собирается по горной тропе одна метком идти в курдские села, ахнул: «Вы же заб­лудитесь в горах!» Дозвонившись в село Агджакенд, он попросил при­слать проводника с верховой лоша­дью. Проводник прибыл через два дня, и тогда узкими горными тро­пами, рискуя иной раз погибнуть, верхом и пешком, ведя лошадь наповоду, добирались они до курдских сел.

Добытые Т. Ф. Аристовой материалы имеют непреходящее значение, они бесценны.

Деятельность Т. Ф. Аристовой-этнографа поистине была научным подвигом. После оставления С. П. Толстовым поста директора Инсти­тута этнографии и антропологии АН СССР поездки к курдам Закавка­зья и Ирака оплачивались ею из собственного кармана. Основная масса курдов проживала за преде­лами СССР и изучение их исто­рии, культуры, традиций в советс­кое время оставалось на втором плане. Лишь в 1962 году Т. Ф. Аристова была включена в состав Курдского отряда Среднеазиатской экспедиции, работавшего в Ашха­бадском и Геок-Тепинском районах Туркмении, где совместно с Г. П. Васильевой проводила исследования среди курдов. Именно там ею было сделано научное открытие — обнаружена неизвестная науке группа «тюрк»: тюркоязычная группа, антропологически и этнографически очень близкая курдам.

Для любого этнографа главным являются полевые исследования, и поездки Т. Ф. Аристовой к курдам продолжались даже за свой счет. Ровесницы строили дачи, по­купали машины, Татьяна Федоров­на ездила в экспедиции и привози­ла оттуда уникальные данные. Ею были сделаны зарисовки орнамен­тов курдских ковров и традицион­ной в селах Закавказья утвари, одежды, украшений. Весь полевой материал молодой женщине прихо­дилось тащить на себе по дорогам сельских районов Армении и Азер­байджана. В какие только передел­ки не попадала Татьяна Федоров­на!

— В 1951 году, будучи в экспедиции, я пошла пешком из одного курдского села в другое. По дороге быстро стемнело. На­ступила ночь, я услышала отда­ленный вой волков. Что было де­лать? Я залезла в спальный ме­шок, застегнула его и заснула пря­мо на дороге в горах. Просыпа­юсь утром красота, солнце светит, птички поют, правда, змеи кругом ползают, но их там всегда много. Я собралась и двинулась в путь. Подхожу к селу и встре­чаю колхозников — курдов. Меня окружили, стали расспрашивать, кто я, откуда, зачем приехала, и вдруг все начинают от души хо­хотать. Я даже растерялась, не поняв, в чем дело. А одна кол­хозница, стоявшая рядом со мной, объяснила: «У нас, у курдов, есть обычай похищать девушку: ее за­ворачивают в бурку и увозят. А тут такая красавица, да еще «упа­кованная» в мешок, всю ночь про­лежала прямо на дороге, а наши мужчины это проспали!»

В 1954 году Т. Ф. Аристова защитила кандидатскую диссерта­цию. Оппонентом выступил про­славленный академик И. А. Орбели, высоко оценивший научную честность, трудолюбие, упорство молодой исследовательницы, ее преданность изучаемому народу. Помимо историко-филологическо­го материала, накопленного к тому времени советской наукой, диссер­тация Т. Ф. Аристовой обобщала огромный материал многолетних полевых исследований. Как уче­ного Т. Ф. Аристову отличали уникальный талант собирателя — архивиста, редкая широта инте­ресов и необычайная, почти фан­тастическая интуиция, позволяю­щая ощущать неоспоримую внут­реннюю связь даже между отда­ленными на первый взгляд народами и явлениями. Творческая оригинальность предлагаемых ею решений вызывает восхищение коллег. В последующие годы Та­тьяна Федоровна активно занима­лась научной и педагогической деятельностью.

Нет ничего странного в том, что независимый, решительный, актив­ный характер Т.Ф.Аристовой со­здавал ей не только сторонников, но и противников. Как часто на­стойчивость, предприимчивость, резкость большого ученого не встре­чают понимании у ограниченных, осторожных чиновников! В научной жизни Татьяны Федоровны хвата­ло проблем. Но, несмотря на них, она как официально, так и неофи­циально успела принять участие в подготовке замечательных специа­листов — молодых курдских уче­ных, среди которых были Маджид Хамид Али Ариф, Камаль Сндо, Абдулла Гафур Исмаил, Мурад Размавар, Сеид Аэиз Шамзини и многие другие.

К 1978 году относится ее по­ездка к иракским курдам. Хотя официально поездка носила част­ный характер, Т. Ф. Аристова фактически занималась тем же по­левыми исследованиями среди иракских курдов. Она посещала места компактного проживания курдов: Эрбиль, Сулейманию, Мосул. Зачастую подвергаясь при этом опасности. Татьяна Федоров­на вспоминает:

— Я интересовалась архитекту­рой строений и активно собирала данные, фотографируя и составляя планы наиболее примечательных зданий. Мой ученик, Маджнд Ха­мид Али Ариф, сопровождавший меня в поездке, остался в машине, а я фотографировала и незаметно для себя зашла за угол дома. Боже, что я там увидала! На солнышке грелась стаи огромных косматых иракских волкодавов. Увидав меня, они насторожились, а самый круп­ный пес, вожак, не сводил с меня пристального взгляда, видимо, решая, как ему быть. Я поняла, что одно неосторожное движение и от меня ничего не останется: набро­сится вся стая, способная разорвать человека на части. На секунду я застыла, а потом тихо и незаметно, не издавая ни звука, стала пятиться. Это и спасло меня.

Уже, будучи на пенсии, в 1993 году. Т. Ф. Аристова защитила докторскую диссертацию на исто­рическом факультете МГУ. Но и после этого ее научная деятель­ность не прекратилась. В 1996 году ею был прочитан курс лек­ций по истории, этнографии и культуре курдов для курдских сту­дентов, обучавшихся в Российс­ком университете дружбы наро­дов им. Патриса Лумумбы. Сре­ди ее учеников этой поры — фи­лологи, журналисты, историки. Все они сейчас широко использу­ют знания, полученные в студен­ческие годы.

И ныне, почти десять лет спус­тя. Татьяна Федоровна постоянно участвует в научной и обществен­ной жизни. Она является почетным членом Русского культурно-просве­тительного Общества им. А. В. Духновича в Пряшево (Словакия) и Закарпатского областного науч­но-культурного Общества им. А. В. Духновича в Мукачево (Украина), принимает активное участие в ра­боте редакционной коллегии газе­ты «Свободный Курдистан». Ее статьи и очерки, посвященные кур­дской проблеме, вызывают актив­ные отклики курдских и российс­ких читателей. Много лет назад, напутствуя молодую аспирантку, виднейший советский востоковед Иосиф Абгарович Орбели говорил ей о пре­данности идеалам и изучаемому на­роду, о честности и объективности в науке. Верность его заветам стала делом всей жизни Татьяны Федоровны Аристовой,

Ирина СОРОКИНА

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top