Ханна Омархали

ПЯТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРИНЦИПОВ В ЙЕЗИДИЗМЕ

ПЯТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРИНЦИПОВ В ЙЕЗИДИЗМЕПЯТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРИНЦИПОВ В ЙЕЗИДИЗМЕ
Шейх, пир, мастер, наставник и брат по загробной жизни

Данные в этой статье приводятся из книги Ханны Омархали «Йезидизм. Из глубины тысячелетий». СПб. Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005.

с. 103

Зо bыn her pкnc ferzк heqоqetк?
Sкx ы p’оr, hosta ы merebо,
Yar ы birayк axiretк.

Какие были пять заповедей истины?
Шейх, пир, мастер и наставник,
Возлюбленный и брат по загробной жизни.

Все йезидские праздники, ритуалы, отправление культа, совершение свадебного и погребального обрядов и обряда инициации, связаны и подчинены пяти религиозным принципам йезидизма.

Каждый йезид, независимо от того, является ли он представителем духовенства или мирянином, был обязан следовать пяти заповедям (pкnc ferz — пять долгов, пять обязательств). Благодаря этим заповедям, которые пронизывают все общество и тесно связывают всех представителей общины друг с другом, образовалась своеобразная структура йезидского общества. Суть этих принципов сводится к тому, что у каждого йезида должен быть пир (p’оr), шейх (sкx), мастер (hosta), наставник (merebо) и брат или / и сестра по загробной жизни (birк / xыska axiretк) со своими строго определенными функциями.

с. 104

Согласно уже издавна сложившейся традиции, две заповеди находятся в ведении пиров, а три в ведении шейхов. Пиры исполняют функции духовного мастера (hosta) и пира (p’оr). Шейхи, соответственно, исполняют функции духовного наставника (merebо), шейха (sкx) и брата по загробной жизни (birк axiretк).

Каждый йезид должен иметь своего шейха, происходящего из того рода, к которому принадлежали шейхи рода отца. Шейхом может быть только мужчина. Он приходит в дом своего мрида, совершает необходимые ритуалы в жизни своего ученика.

Каждый приверженец йезидизма, по этим пяти заповедям, должен иметь своего пира, в независимости от того, к какому сословию он принадлежит по рождению. Традиционно основная функция пиров — религиозное образование (поучения и наставления) йезидов. Согласно заповеди йезидизма, они выступают в роли духовного наставника для мюридов. Одновременно сами имеют своего пира и шейха, по отношению к которым, в свою очередь, становятся учениками-мюридами. Йезиду не разрешается по своему собственному усмотрению выбирать шейха и пира, поскольку данные отношения передаются по наследству, и мриды не могут отказываться от своего пира и шейха. Шейх и пир, таким же образом, не имеет права отказаться от своих мюридов.

Практически для половины представителей касты пиров пирами выступают представители семьи Хасмаман (Hesmeman).

Когда-то пирами шейхов рода Адани и Шамсани и пиров дома Омархали были пиры из семьи Хаджи Махмаде безурат (H’ecо Mehemedк bкzuret), наследники которой в Армении перевелись. Сейчас же функции их пира может исполнять представитель любого рода пиров. Что касается религиозных

с. 105

пожертвований и подношений (xкr), то их можно отдать любому пиру, но по большей части их преподносят пирам рода Хасмаман.

Во время совершения погребального обряда обязательно должны присутствовать шейх (sкx), брат по загробной жизни йезида — бре ахрате (birк axiretк) и пир (p’оr). Они обмывают усопшего, читая при этом определенные религиозные гимны (qewl). Иногда покойного могут обмывать и его родственники, но первым, кто наливает три кружки, должен быть шейх или пир. Только после этого можно обмывать родственникам.

Согласно третьей заповеди каждый йезид имеет своего духовного мастера (hosta). Им может быть только представитель касты пиров, функции которого сводятся к поучениям и наставлениям своего ученика — мюрида.

По четвертой заповеди, у йезида должен быть духовный наставник — мараби (merebо). Функции оста и мараби очень близки. Раз в год они оба посещают дома своих мюридов, которые обычно делают ему подношения (xкr). Духовный наставник избирается из касты шейхов. Несмотря на это, функции мараби могут также исполнять и некоторые роды пиров. Например, из рода пиров Омархали избираются духовные наставники для шейхов рода Шейха Абу-Бакра (Sкx-ы-bek’ir). Наставник, также как и шейх, брат по загробной жизни и пир, должен присутствовать на похоронах у своего мюрида.

В йезидизме существует очень интересный и своеобразный институт братства. Каждый йезид должен иметь брата по загробной жизни (birк axiretк), который после его смерти будет заступаться за него, будет ходатайствовать перед Богом, поможет его душе переправиться через мост Салахат (Se-

с. 106

leh’at), проведя душу своего ученика-мюрида через него, только после чего та попадает в рай. Если же душа черна и ей уготован ад, то она не сможет переправиться через тонкий, как нить, мост, и упадет вниз.

Брат по загробной жизни избирается из представителей касты шейхов, причем из того рода, к которому по наследству приписана семья мюрида. Если у отца братом по загробной жизни был, например, представитель рода шейхов Шейх Манда (Sкx Mend), то, соответственно, и у сына «бре ахрате» будет из того же рода и дома (клана).

Существует особый ритуал избрания брата по загробной жизни, который относится к так называемым ритуалам родства (избирается названный брат). Шейх может стать братом по загробной жизни мюрида только в том случае, если он принадлежит к тому роду шейхов, из которых ранее семья мюрида избирала бре ахрате. Йезиды не в праве избрать себе бре ахрате из другого рода шейхов. Это возможно только в одном случае, если потомки определенного дома шейхов перевелись.

Во время совершения ритуала избрания брата по загробной жизни обязательно присутствует совершающий ритуал шейх, который выступает в качестве посредника. Он спрашивает мюрида:

— Tu de’wa зi dikо? (Что ты хочешь?).

Мюрид отвечает:

— Ez de’wa biratоya axiretк dikim (Я хочу [обрести] брата по загробной жизни).

Тогда шейх, выступающий посредником и совершающий этот ритуал, спрашивает шейха, согласен ли тот стать братом мюрида:

— Filan kes de’wa biratоya axiretк dike ji te. Tu qebыlо? (Такой-то (здесь произносят имя человека)

с. 107

просит тебя стать братом по загробной жизни. Ты согласен?).

За этим следует положительный ответ, ибо это риторический вопрос, так как, согласно традиции, йезид, которого просят стать братом ахрата, не имеет право отказаться, поскольку это его долг, его обязанность.

— Belк, min qebыle. Lк sк h’erfa ne t’evim. (Да, я согласен. Но в трех грехах (букв. „буквах“) я не с тобой).

После этого уже шейх (будущий бре ахрате) напрямую спрашивает мюрида (им может быть как представитель касты мридов, так и пир и шейх) согласен ли тот, в свою очередь, не совершать при жизни трех грехов, а именно:

— Min qebыle, lк sк h’erfa ez ne t’evim: yanо wekо tu sк guna nekо: yek selbikк zкrоn, yanо t’erоqa nestоne ы zindeqо neke; dudu — dоza de’nк, yanо dоnк mayоn qebыl neke; sisya jо derba xerqe yanо destк xwe bilind neke ser t’erкqa. («Я согласен, но лишь в трех поступках я не с тобой, то есть, если ты не совершишь трех грехов: первый — золотая кружка (selbikк zкrоn), т. е. не вступать в брак с [представителем] духовенства; второй — глиняный горшок для краски (dоza de’nк), т. е. не примешь другой веры, а третий — удар рубища (derba xerqe), т. е. не поднимешь руки на [представителя] духовенства»).

При условии, что мюрид дал согласие, что не совершит вышеуказанных прегрешений, шейх соглашается стать его братом по загробной жизни — бре ахрате. А затем шейх, совершающий ритуал, читает специальную молитву — таркин (t’erqоn).

У йезидов «се харф» считаются тремя самыми страшными грехами:

1) шалбке зерин (selbikк zкrоn / ш?лбьке зерин)
2) диза дане (dоza de’nк / диза д?’не)
3) дарба харка (derba xerqe / д?рба х?рq?).

Первое условие, которое не должен нарушать мюрид — это «шалбке зерин», что в переводе с

с. 108

курдского значит «золотая кружка»: истинному йезиду-мриду нельзя вступать в брак или во внебрачную связь с представителями духовной касты. Второе предписание — «диза дане» — переводится как «глиняный горшок для краски» или «котелок для краски». Под «диза дане» подразумевается, что йезид не имеет право вступать в брак с иноверцем и, таким образом, переходить в иную веру. Под третьим условием, «дарба харка» («удар рубища», «удар власяницы») имеется в виду уважение к представителю духовного сословия: ни один йезид не вправе поднять руки на представителя духовной касты.

После окончания всего ритуала следует празднование.

Мюрид всю оставшуюся жизнь несет определенные обязательства перед своим братом по загробной жизни, также как и перед своим пиром, шейхом, мастером и наставником, что выражается, в частности, в обязательных подношениях в виде скота или денег (xкr — благодеяние, добро, у йезидов так называются пожертвования духовным лицам, а также больным и нищим).

Каждый йезид, помимо брата (birк axiretк), может иметь и сестру по загробной жизни (xыska axiretк), которая избирается как из шейхов, так и из пиров. Однако бре ахрате избирается, как уже было сказано выше, из рода шейхов по отцовской линии, а хушка ахрате — из рода шейхов или пиров по материнской линии. Йезид, вне зависимости от пола, обязательно должен иметь брата по загробной жизни, а сестра для мужчин избирается по желанию, а для женщин — обязательна. Несмотря на то, что она помогает брату по загробной жизни переправить душу мюрида в рай, все же основным ходатаем перед Богом выступает бре ахрате из касты шейхов.

Для шейхов и мридов сестра по загробной жизни может избираться из любого рода касты пиров, а для представителей касты пиров хушка

с. 109

ахрата избирается только из рода пиров сорока пиров — Хасмаман.

Любой приверженец йезидизма должен знать наизусть Символ веры (Sedetоya dоn или Sehda dоn), в котором есть строки, где говорится о пяти заповедях. В загробном мире йезид должен произнести свидетельство веры, в котором он называет те роды людей, которые исполняли при жизни функции пира, шейха, мастера, наставника и брата (и сестры) по загробной жизни.

(H’ecо Mehemed) p’оrк mine,
(Sкx Mend) sкxк mine,
(Sкx-ы-bek’ir) merebоyк mine.

(Хаджи Махамад) мой пир,
(Шейх Манд) мой шейх,
(Шейхубакр) мой духовный наставник.

В небольшом приведенном примере имена взяты в скобки, поскольку каждый йезид произносит названия родов своих шейхов, пиров и т. д.

Очевидно, что в йезидском институте «братства» по загробной жизни просматриваются суфийские элементы. По-видимому, этот институт был привнесен, как и некоторые другие исламские элементы, Шейхом Ади, однако получил в дальнейшем самостоятельное своеобразное развитие.

Данная организация общества, строго подчиненная пяти заповедям, очень устойчива, поскольку практически каждое событие в жизни йезида сопровождается особым ритуалом, в котором необходимы присутствие и участие духовных лиц.

Вышеописанные заповеди обязательны как для мридов, так и для представителей духовных каст. Каждый шейх и пир имеют своего брата по загробной жизни, которому они также должны делать приношения.

Представители касты шейхов рода Адани — Шехесена (Sкxisin / Sкx H’esen) считаются «шейха-

с. 110

ми шейхов», поскольку они являются братьями по загробной жизни для шейхов двух других родов: Шамсани и Катани. Шейхи рода Шейх Хасана избирают своего брата по загробной жизни из рода Шамсани и делают им обязательные пожертвования (xкr).

Раньше йезиды придерживались всех пяти обязательств. Сейчас же ситуация осложняется из-за некомпактного проживания йезидов. Зачастую в городе, где есть йезидская община, не оказывается шейха или пира, принадлежащего именно к тому роду, из которого избирают, согласно пяти заповедям, бре ахрате или наставника, и йезиду приходится искать такового в других городах, а нередко и в других странах. Тем не менее, йезиды до сих пор стараются насколько возможно следовать этим обязательствам и сохранять данную структуру. Они до сих пор не представляют себе совершения какого-нибудь ритуала без участия шейха или пира — в таком случае, ритуал считается недействительным.

Ханна ОМАРХАЛИ

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top