Шакро Худоевич Мгои

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН: ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ

Шакро Худоевич МгоиМеждународная поддержка должна гарантировать, что события не повернутся вспять

Если евреям повезло, что их интересы на какой-то момент совпали с интересами Советского Союза и Соединенных Штатов и было создано государство Израиль, то курдам повезло меньше. Хотя проблема была та же, и решить ее было проще, чем в случае с Израилем, поскольку курдское население в своем большинстве продолжало жить на территории исторического Курдистана. Но территория эта оказалась в центре борьбы за выживание и самоопределение народов, а если без высоких слов, то, по сути, это борьба за нефть, воду, энергетические ресурсы.

Богатые природные ресурсы, находящиеся на территории Курдистана, и внутренние интересы стран, на чьей территории находится Курдистан (Сирия, Ирак, Турция, Иран), не способствовали решению курдской проблемы. К тому же курдское национальное движение было и остается разобщенным, многочисленные курдские партии выясняют отношения между собой, да и мировое сообщество, в свою очередь, не заинтересовано в создании независимого курдского государства. Сейчас речь уже не идет о создании единого курдского государства, курды претендуют лишь на создание автономий внутри тех четырех стран, где они исторически проживают. Ситуация в каждой из четырех частей Курдистана различна.

В Иране ведутся локально радио- и телепередачи на курдском языке, существует возможность издавать литературу на курдском языке, но у курдов нет права быть представленными в иранском парламенте, хотя такую возможность имеют иранские армяне, ассирийцы и евреи.

В Сирии также отрицают как существование самой курдской проблемы, так и право курдов на самоопределение. Хотя Дамаск умело использует курдов в решении проблем своих взаимоотношений с соседями — Турцией и Ираком. Курдские же партии продолжают соперничество между собой.

Патриотический союз Курдистана (ПСК) и Демократическая партия Курдистана (ДПК) делят между собой влияние в Иракском Курдистане. Рабочая партия Курдистана (РПК), то есть турецкие курды, обвиняет эти партии в реализации своих узких ‘феодальных’ интересов за счет интересов народа в целом. Представители РПК утверждают, что временное благополучие иракских курдов зависит лишь от помощи западных государств, которые не дают Саддаму Хусейну, как это уже не раз бывало, полностью уничтожить видимость курдской автономии.

Разумеется, что в этих обвинениях есть доля правды, без защиты западных государств курдский анклав в Ираке не смог бы существовать, а тем более процветать. РПК же взяло на себя защиту интересов курдов не по территориальному, а по общенациональному признаку. В свою очередь, другие курдские партии оспаривают право РПК быть рупором курдского народа — хотя влияние этой партии, особенно среди турецких и сирийских курдов, заложило основы общенационального курдского движения. Однако партизанская борьба РПК на территории Турции также не привела к реализации идеи национальной автономии. А после ареста турками ее лидера Абдуллы Оджалана позиции РПК пошатнулись.

Многочисленные курдские партии призывают к помощи и Россию, поскольку этот регион входит в зону наших геостратегических интересов. В двух статьях, представляемых вашему вниманию в ‘Дипкурьере’, идет речь о ситуации в Иракском Курдистане, о жизни курдов по разные стороны от 36-й параллели, по которой проходит зона безопасности, созданная в 1991 году.

ПРОБЛЕМА самоопределения курдов — ровесница иракского государства, которое образовалось в начале 20-х годов на обломках Османской империи. Как один из угнетенных народов империи, курды политико-дипломатическими каналами и посредством вооруженной борьбы упорно добивались национального освобождения. Так, национальное движение в Южном Курдистане во главе с Махмудом Барзинджи с переменным успехом продолжалось с 1919-го до начала 30-х годов. И хотя это движение в силу ряда внутренних и внешних причин потерпело поражение, оно не прошло бесследно и играло свою роль в окончательном решении судьбы Южного Курдистана (бывшего Мосульского вилайета).

Политико-дипломатическое и военное противоборство между кемалистской Турцией (добивавшейся возвращения Мосульского вилайета в состав Турции), с одной стороны, и Великобританией с подконтрольным ей Ираком, с другой, кончилось тем, что Совет Лиги Наций решил оставить Мосульский вилайет в составе новообразованного Иракского государства.

Однако решение о включении Мосульского вилайета в состав Ирака оговаривалось условием о том, что в этом государстве должны быть созданы условия уважения национальных прав курдов. В 1926 году иракский премьер-министр заявил в парламенте страны: ‘Мы обязаны признать национальные права курдов’. Далее было распространено предписание о выполнении этого требования Совета Лиги Наций всеми министерствами Ирака.

В дальнейшем лидеры курдского национально-освободительного движения не раз обращались в Лигу Наций с жалобами на нарушение прав курдов в Ираке. В 1943 году в результате восстания курдов, возглавляемого Мустафой Барзани, правительство заключило соглашение с курдами о внутреннем самоуправлении.

Однако оно также не было выполнено, а послужило всего лишь фактором для передышки с целью подавления движения курдов силой оружия. История повторилась, когда декларация 11 марта 1970 года об условиях курдской автономии была урезана настолько, что это привело к новому вооруженному конфликту, во время которого правительству удалось подавить курдское движение.

Итак, Южный Курдистан был включен в состав Иракского государства не безоговорочно, а с условием, что будут уважаться национальные права курдов. Во-вторых, в процессе вооруженной национально-освободительной борьбы в Ираке курды фактически признавались как субъект в имевших место переговорах с правительством об удовлетворении их требований.

События 1991 года в зоне Персидского залива резко изменили ситуацию в регионе и, естественно, повлияли на эволюцию курдской проблемы в Ираке. После поражения Ирака во время войны в Персидском заливе вспыхнуло курдское восстание, благодаря которому был освобожден практически весь Иракский Курдистан, что серьезно беспокоило государства, разделившие Курдистан.

Вопреки объявленным американцами и их союзниками гарантиям о защите курдов на севере и шиитов на юге Ирака саддамовский режим беспрепятственно начал широкомасштабную карательную операцию в Курдистане. События 1991 года являются одной из самых черных страниц истории курдов. Два с половиной миллиона курдов, спасаясь от геноцида, покинули свои места жительства и двинулись в сторону иранской и турецкой частей Курдистана.

Жертвами голода и холода стали 180 тысяч курдов, главным образом дети и пожилые люди. Курдские города и села были разграблены. Безнаказанное применение политики геноцида против курдов вызвало волну протеста в мире. Администрация Буша была обвинена в предательстве курдов.

В этих условиях правительство Великобритании, поддержанное Германией и Францией, очевидно, с согласия и подачи США выступило с предложением обеспечить возвращение курдов в Иракский Курдистан с реализацией их автономных прав. Далее последовало решение Совета Безопасности ? 688 о том, что зона к северу от 36-й параллели охраняется силами быстрого реагирования названных выше стран.

Состоявшиеся 19 мая 1992 года выборы в Южном Курдистане дали возможность образовать парламент и правительство, которые в условиях экономической разрухи, развала системы управления, образования и здравоохранения, интриг и давления соседних государств и, наконец, двойной блокады предприняли шаги по налаживанию деятельности национальных госструктур.

Вслед за образованием парламента и правительства Иракского Курдистана министры иностранных дел Турции, Ирана и Сирии встретились и опубликовали заявление, в котором подчеркивали, что они выступают ‘против раздела Иракского государства’. Хотя в официальных заявлениях парламента и правительства Иракского Курдистана неоднократно подчеркивалось, что они не ставят задачу выхода из состава Иракского государства и добиваются признания прав курдов в федеративном Иракском государстве.

Обеспокоенные влиянием событий в Иракском Курдистане на ‘своих курдов’, соседние государства предприняли целый ряд мероприятий самого различного характера с целью помешать преобразованиям, происходящим в Иракском Курдистане.

Процесс обустройства южнокурдского анклава сопровождался труднопреодолимыми условиями двойной блокады, трагическим межкурдским конфликтом в 1994-1998 гг., перешедшим в вооруженное столкновение, неоднократными вторжениями турецких вооруженных сил в пределы Южного Курдистана, действиями спецслужб соседних государств и рядом других факторов. Тем не менее со времени образования курдских автономных госструктур прошло восемь лет.

Южный Курдистан — край изумительной красоты. Его скалистые горы со своими циклопическими пещерами, великолепные альпийские пастбища, ущелья и водопады, два пресноводных озера внушительных размеров — Докан и Дербендихан — с мощными электростанциями, сотни тысяч гектаров виноградников, фруктовые сады, плодородные равнинные и предгорные районы и многое другое дают основание считать, что этот регион способен обеспечить полноценную жизнь населения. К сказанному следует добавить несметные подземные богатства Курдистана, которые в основном все еще остаются неиспользованными.

Об успехах национальных властей в осуществлении программ развития региона можно судить по ‘визитным карточкам’ любой страны — дорогам. В Южном Курдистане весьма приличные асфальтированные дороги. Старые дороги восстановлены, а строительство новых, с учетом современных требований, идет полным ходом. В скором времени закончится строительство автобана Эрбиль-Салахэддин, который отвечает высоким требованиям современности.

В целом в регионе имеет место настоящий строительный бум: с 1992 по 2000 год построено 940 зданий начальных и средних школ, несколько современных гостиниц, в том числе и типа ‘Шератон’, великолепный стадион в Эрбиле (аналогичный строится в Сулеймании), супермаркет по европейским стандартам в Дохуке, новые здания для музеев. Впервые в Эрбиле строится канализационная сеть.

Проводится большая работа, в том числе с помощью ООН, по созданию новых энергосистем для преодоления нехватки электроэнергии. В рамках выполнения программы ‘Нефть в обмен на продовольствие’ в соответствии с резолюцией ? 986 Совета Безопасности ООН было выделено 311 млн. долларов на реконструкцию энергосистемы региона и решения проблемы нехватки энергии. 80 инженеров прошли подготовку за рубежом (11 из них — в России) для работы с новейшей техникой электростанций.

В области сельского хозяйства деятельность национальных властей направлена на восстановление и расширение производства сельскохозяйственных продуктов. Преодолено одно из самых пагубных последствий применения оружия с отравляющими веществами в Курдистане, в результате которого из 5-миллионного поголовья овец и коз в 1991 году осталось всего лишь 500 тысяч. В настоящее время поголовье мелкого скота достигло 11 млн. Вследствие больших финансовых вложений удалось ввести в действие несколько птицефабрик, которые обеспечивают регион мясом и яйцами.

Что касается вопросов образования, то в курдском анклаве ситуация не имеет аналога не только в других частях разделенного Курдистана, но и во многих районах региона с некурдским населением. Речь идет о том, что практически во всех курдских селах имеются школы и обучение в 1-6 классах считается обязательным. За последние два года в Эрбильской и Дохукской провинциях построено 298 школьных зданий, за период с 1992 по 2000 г. в провинции Сулеймания и части Киркукской провинции построено 642 начальных и средних школ, где ныне работают 1974 учителя.

В Южном Курдистане имеются три университета: Салахэддинский — 11 факультетов и 7048 студентов, Сулейманийский — 4 и Дохукский — 2 тысячи студентов. Эти университеты в целом обеспечены квалифицированными специалистами, часть которых обучалась в Советском Союзе и России. В регионе имеется также целый ряд колледжей.

Открыты школы и для национальных меньшинств — ассирийцев-халдеев, туркмен. В пригороде Эрбиля Анкаве функционирует большая, благоустроенная церковь халдеев. Совсем недавно была построена новая христианская церковь в селе Бедиал, на открытии которой присутствовал премьер-министр Нечирван Барзани. Примечательно внимание, оказываемое религиозному меньшинству — курдам-езидам. Езидизм — доисламская религия курдов, приверженцы которой в прошлом подвергались гонениям. Ныне проложена хорошая асфальтированная дорога к находящейся в горах Синджара святыне езидов — Лалешу, планируется ее комплексное благоустройство. В школах проводят уроки по езидизму. В селах езидские шейхи-священнослужители получают зарплату. Во время пребывания автора в Лалеше езидский шейх сказал: ‘Мы, езиды, получили двойную свободу. Национальную, как курды, и свободу нашего вероисповедания’.

В настоящее время во всех трех провинциях издается полторы сотни журналов и газет, отражающих весь спектр общественно-политической жизни региона. Этот плюрализм отражен и в программах курдского телевидения, доступ к которому имеют все политические партии.

Коренным образом изменено положение со здравоохранением. Так, в Эрбильской провинции до 1991 года было 7 больниц, ныне — 37, поликлиник соответственно 27 и 277. В Сулейманийской провинции вместо прежних 2 больниц ныне действует 11, вместо 59 поликлиник — 343 новых, где работают 564 врачей различных специальностей. Лечение бесплатное.

В этом плане к безусловному позитиву и достижениям следует отнести создание национальных госструктур и налаживание их деятельности. Важно заметить, что в основу госструктур и деятельности общественно-политических партий и организаций поставлен принцип демократии. Работающий с 1992 года в Эрбиле парламент (с перерывами, вызванными конфликтом между Демократической партией Курдистана (ДПК) и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК) имеет 10 комитетов, которые контролируют деятельность соответствующих министерств.

К сожалению, возникший в 1994 году вооруженный конфликт между двумя ведущими партиями ДПК и ПСК привел к расколу национальных сил. В связи с этим в Сулеймании образовано параллельное правительство со своими структурами и сферой влияния.

Достигнутое в сентябре 1998 года Вашингтонское соглашение о примирении ДПК и ПСК предусматривало проведение новых выборов в парламент, создание нового правительства и решение всех спорных проблем мирными средствами. До конца 2000 года имели место 55 встреч между делегациями ДПК и ПСК.

Южный Курдистан имеет довольно внушительные международные связи. ДПК и ПСК имеют свои официальные представительства во многих странах, в том числе в США, Англии, Франции, Германии, Испании, России, Австрии, Египте, Турции, Иране, Сирии и др. Многофункциональные связи поддерживаются с различными структурами ООН и другими международными организациями.

Южный Курдистан выгодно отличается от других конфликтных территорий или непризнанных государственных формирований тем, что длительный вооруженный конфликт не привел к возникновению этнической или расовой неприязни между арабами и курдами. Несмотря на долгий характер конфликта и изощренные формы подавления курдского движения со стороны правящих режимов, отношения методу курдами и арабами как Ирака, так и других стран в целом характеризуются отсутствием враждебности и нетерпимости.

Примечательно, что все больше пробивает себе дорогу идея о том, что признание фактически существующего статуса самоопределения курдов не ослабит, а, наоборот, усилит позиции Ирака как в регионе, так и на международной арене в целом.

Для сохранения и дальнейшего развития процесса демократизации необходимо не только признание Иракским государством автономного статуса Курдистана, но и определенные и твердые международные гарантии, исключающие поворот хода событий вспять.

Об авторе: Шакро Худоевич Мгои директор Центра курдских исследований, профессор.

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top