Лятиф Маммад

Мидийцы в этногенезе курдского народа

У курдов знать своих предков до седьмого колена — общепринятое явление. По этому поводу В. Никитин писал, что «…семейные традиции, гордость за отеческий очаг — достояние не одной только знати. Каждый курд, к каким бы социальным слоям он ни принадлежал, хорошо знает, к какому очагу (b?na — mal) он принадлежит, точно знает свое происхождение. В Курдистане часто встречаются неграмотные люди, знающие наизусть десять — пятнадцать поколений своих предков с массой подробностей (Минорский). Для курдской истории племен генеалогические данные имеют реальное значение»(41- 74). Вполне естественно, что среди курдов такая привязанность к родословной находит свое отражение и в письменных источниках. Например, в варианте курдского героического эпоса «Рустаме Зал» «род героя» считается происходящим от семи мифических семейств (1 — 15).

Мидийцы в этногенезе  курдского народа

И отец истории Геродот сообщает о 6 племенах мидийцев — аризанты, бусы, будии, маги, паретакены и струхаты (1,101).

В среднеперсидском сочинении, относящемся к V1 веку, говорится о семи горных владыках (родах): Висемаган из Демавенда, Нихаган, Весутун, Денаваран, Масруган, Балоджан и Маринджан. «Это и были (те), которые получили от Аждахака горы во владение» (2 — 59).

Общеизвестно, что ранние письменные источники, в частности, древнеармянские, последнего мидийского царя Астиага называли Аждахак, а всех мидийцев — рожденными от змей. Армянский просветитель второй половины Х1Х века К.Хачатуров, продолжая эту традицию, пишет о «Астиаге (Аждахаке), царе курдов», потомки которых царем Армении Тиграном были переселены в «гористые местности Армении, главным образом араратскую возвышенность»(43-65).

Очевидно, что речь идет о тех же «горных владыках поселений» ассирийских источников — мидийских вождях. На территории мидийского племенного союза общество состояло из отдельных, независимых или полузависимых племен, во главе которых стояли племенные вожди, правители, пользующиеся непререкаемым авторитетом светской и духовной власти. Ассирийские источники называли их «владыками поселений», или же «горными владыками поселений страны могучих мидиян». Надписи Асархаддона (680 — 669 гг. до н.э.) говорят следующее: «Ассирийские войска совершили поход на «страну далеких мидян», на краю соленой пустыни (Дешт- и — Кевир) у горы Бикни (Демавенда), в область Патуш’арра (курдский Патишхвар, недалеко от Хамадана — Экбатаны, столица Мидии — Л.М.)… При этом были захвачены два «владыки поселения» (3 — 261).

Другой ассирийский царь Ашшурбанапал (668 — 633 гг. до н.э.) также гордился своими победами над мидийскими владыками поселений уже на территории Манны,где «характерной фигурой маннейской администрации были «владыки поселений»» (3 — 175).

Выражение «владыки поселений», которое на ассирийском языке обозначается идеограммой bйl ali возможно также читать как hazanu — общинный староста» (3 — 175). Из архивов Аррапхи (современный курдский город Киркук в Южном Курдистане), датируемых 1450 — 1415 гг. до н.э., становится известным, что главой каждого племени Аррапхи были «хузанну» (4 — 32). В период персидской династии Ахеменидов однородная этническая группа называлась zana — племя, которое, как высшая родовая величина, входила самостоятельной единицей в состав персидской империи и имела свою внутреннюю организацию; оно распадалось на более мелкие организации — мидийцы насчитывали 6 родов (5, 375 — 376). По — курдски простая наследственная группа общего происхождения называется «хоз» (Hoz), что сравнимо с русским «хозяйство». На соранийском диалекте курдского языка хоз (hoz) означает «племя», «народ» (6 — 684). Для определения племенных объединений курдов применялось также слово «хел» (Hel), которое в современном курдском языке в широком смысле применяется как «эль». Шатровые стоянки, состоящие из 20 — 30 хозяйств одного племени, также называется хел (или же бинамал). Кочевая община племенного подразделения у племени джафов также называется «хелем» (helem).

Таким образом, прослеживается четкая этническая связь между понятиями hazanu (хузанну) — zana (зана) — хоз (hoz) — hel (хел) — helem (хелем), бытующими среди курдов в разные этапы его исторического развития.

1. Маги. Среди названных племен Геродот упоминает магов в качестве мидийских предсказателей и жрецов. Термин «Маг» был известен средневековой восточной литературе в смысле «огнепоклонник», «приверженец религии зороастризма». В «Авесте» (написана на древнекурдском языке) жрецов называли «аграванами», что и на современном курдском также сохранило свое значение как «хранители огня»». Ал — Масуди, касаясь до исламской религии курдов, пишет, что «многие из них поклонялись огню и занимались магией» (7 -67).

Название «страны» магов в древнеегипетских источниках встречается в виде «Магог», а в древних эламских — в виде Мактапе, что, без сомнения, является производным от слова маг.

Спустя почти тысячелетие после Геродота слово «маг» мы встречаем в названии рода Висемаганов из Демавенда (Dumbavond Wisйmagan). Армянский историк V века Фавстос Бузанд упоминает о полководцах Шапура Второго Всемакан Думбаванда из рода Кавосакан (Киаксара — Л.М.) и Абакая (Арбака — Л.М.) Всемакана (8 — 1V, XX1X, cтр. 115; гл. 34, стр. 117). Общеизвестно, что Киаксар и Арбак были мидийскими царями.

Владетели горных областей Демавенда имели титул Wisйmagan наряду с более известным титулом Mas i Mogan, где среднеперсидское слово wisйm имело значение «выдающейся, величественный, знатный» (2 — 87).

В зендском слове visopudra( vis — княжеский род и pur — сын от древнеиранского: курдском — pis, персидском — pudra) vis восходит к авестийскому vis и означает «дом», «двор», «усадьба». В Бехистунской (Бисутунской — от названия скалы «Бист стун» в Восточном Курдистане, в курдском языке — «Скала двадцати колонн») персидского царя Дария мы встречаем понятия vis в словосочетании kara Mada hya visapatiy («цари (князья) мидийского народа» восстали против Дария) (Beh, 2, 16). Можно согласиться с мнением М.А. Дандамаева, который предлагает переводить слово vis как «дом», только имея в виду его более широкое значение ( 36-236). Н. Адонц также в kara Mada hya visapatiy видел «народ мадов, живущих по visам», но при этом он отмечает, что не народ мидийский назывался kara, а династия Huvaxsatara, то есть Киаксара tauma», и на этом основании приходит к выводу о том, что kara дробилась на несколько vis (Н. Адонц, 376). Академик И. Дьяконов замечает, что «Дарий 1 в Бехистунской надписи различает среди мидян «народ — войско», который находился при мне» (kara… hyaupa mam aha) и «мидийский народ — войско, который был в общинах» (kara Mada hya vispatiy aha) и на этом основании делает вывод о том, что vis — это община, сначала родовая (отсюда также род, может быть, и родовое жилище) (3, 332 — 333). Так как слово «kаrа» в связи с рассматриваемой нами темой имеет крайне важное значение, возникает необходимость более подробно остановится на этом вопросе.

Курдский филолог из Иранского Курдистана Мухаммед Мукри пишет, что слово kara на горанийском диалекте курдского языка как kara, kare, gevirede, gara и на фарси как gerra встречается в различных формах. В настоящее время на горе Бисутун находится место под названием Takigerra (Tag — e — Gara). В составе эмирата Бабан в Иранском Курдистане находилось обширное губернаторство под названием «Карадаг». Горы, расположенные между городами Мардин, Урфа и Амед (Диарбакыр) в Северном Курдистане также носят названия Караджадаг. Можно предположить, что «Область рода (племени) Кара» -«Каратунис» ( 9 -ая область Кордуены, согласно Армянской географии V11 века) исторически располагалась здесь. В названиях многих курдских племен содержится компонент «К(Г)ара»: карачорли (карачуллу, карачолли), Беюк Чобан Кара, кара-баги (31-118), карабейзинли — каракечи (кара баз(с)иан — Л.М.), карапапахи (37-631); Мирза Юсиф Гарабаги в своем историческом труде «Тарихи-Сафи» пишет о «…мужестве зиланских и арапапагских курдов на резвых конях, ставших известными во всем мире» (35-25); В конфедерацию Зилан входит племя Кара Каджилар (12-29); племя гарасувай (35-17) и есть курдское племя сувайди с их крепостями Чабанчур (22-304) и ал-сувлийа арабских источников (11-142;7-79); гара гарлы (Моисей Каланкатуйский,1-15). И.Шопен упоминает несколько живущие в «Эриванской провинции различные курдские поколения, известные под общим названием Беюк — Чобан Кара» (23-541,1127-1128). С современного азербайджанского языка Беюк (великий, огромный, большой), Чобан (пастух) и Кара (черный) этот этноним можно переводить, как «великий черный пастух. На территории бывшего Ширванского ханства — в Геогчайском и Шемахинском уездах (Северный Азербайджан), это племя, часть которого жила в Иране, знали как «Хан Чобан». Это племя также была известно под названием Чобанлар или Чебна (27-48). Во время своего путешествия Марко Поло (Х11 век) описывает восемь царств (областей) Ирана: Казум (Казвин), Кардистан (Курдистан), Лор (Луристан), Сиельтан (Шулистан, страна Шулов, между Ширазом и Хузистаном), Истанит (Исфаган), Сераци (Шираз), Сукара (Шебангара — область к юго-востоку от Шираза) и Тунакан (Кухистан ) ( 28,259-260). Имеются сообщения средневековых источников и о захвате власти в Фарсе вождем курдского племени Шабанкара-и Фадлуйем приблизительно в 455/ 1062-63 гг.(29-137;30-298). В связи с этим вызывает интерес и название курдской племенной конфедерации «Карачорли (Карачорлу) с азербайджанским суффиксом -лы в конце. Сами курды Азербайджана называют это племя как Кара чолан (Кара чолли). Есть и курдские племена под названием «Чал» (31-66), «Челабиасские» курды (32-37), «Челемерик» (32-125), «Чылу» в области Хаккяри (12-75), «Чылан» в конфедерации Сипки (12-29), «Сулуки» (12-23).

По мнению В.В. Бартольда, арабская буква «сад» часто употребляется для передачи звука «З» и поэтому он предлагает, чтобы все встречающие в некоторых арабских источниках написанное «сул» читать как «чул» (33-52,примечаение 19). В Северном Азербайджане имеются десятки населенных курдами селений, в топонимике которых отражены названия курдских племен с компонентом «К(Г)ара», например, Гара Кюрды, Гараджалы (в бывшем Губинском уезде); Гаралар (4 селения), Гараджалар (в Джавадском уезде); Гаралы (в Шамахинском уезде); Курд Карабаглар, Гараджаллы, Гараджа (в Геокчайском уезде); Большой Гаралы, Меньший Гаралы (в Ленкоранском уезде); Гаралар, Гараджаллы (в Зангезурском уезде); Гаралар (в Казахском уезде); Гараджалар (в Джабраильском уезде); Курд Гарадаглы (в Шушинском уезде)(27-54).На территории Республики Армения также были известны населенные пункты под названием Гаралар (Араратском районе), Чобан Кара (под Эчмиадзином) и др.

У курдского историка 1Х века Ат — Табари имеется сообщение о переселении в раннем средневековье Сасанидскими царями части племени чул в Северный Азербайджан. Чолы (Чулы) были известны античным и древнеармянским авторам. Названия бывшего округа Чулдур в Зангезуре (Красный Курдистан), граничившего с Кафаном и Мегри, переводится с курдского языка, как «Чулская Даль» (dur-даль). В Арделане была крепость под названием “Кара Чолан” с резиденцией правителей из дома Бабан, которая до конца ХV111 века была столицей Бабанского княжества. Есть и мужские имена ЗoIo, ЗoIan , ЗoIe. “Чол” на курдском — «пустыня», «степь» и название курдского племени можно переводить как “жители великой степи», указывающее в переносном смысле на племенную мощь в соответствии с занимаемой им площадью, которая сопоставима с количеством выставляемой значительной военной силой этой конфедерации. Судя по названию, племя Чул, будучи насельником Шулистана, состояло в каких — то конфедеративных отношениях с племенем Чобан Кара. Одного из самых одаренных и знаменитых Сасанидских царей звали Бахрам Чубин. Есть и курдское собственное мужское имя “Cub?n» (39-289), поэтому можно предположить, что правильное курдское название племени «кара чубин», которое в письменных источниках было искажено, дошло до нас как Карачолли (-чуллу). В то же время можно сделать вывод о том, что ирано — курдское слово «кара» означало «высочайший», «великий», а по отношению к роду Киаксара — «царственный». Наличие компонента «Кара» в названиях многих курдских племен наводит нас на мысль, что все курдские племена с эпонимом «Кара» восходят к роду последнего мидийского царя Астиага. В различных уголках Курдистана имеются родники с черной или окаменевающей водой. Их в народе называют «Черная вода» или «Каменистая» (aw — i gerra). С другой стороны, на иранских языках ger — означает гору или же скалу (на языке «Авесты» — geri, а санскрите giri означает «гора») (38,150 — 151).

Курды называют малопригодные для пастбища плоские горные склоны, каменистую и мало- растительную, холмистую местность «gir». Слово «гир» также на курдском обозначает «деготь» («мастика»). «Гер», «греж» — также переводится, как «грязь», «грязный», «нечистый». В рассматриваемом нами значении по тексту Дария понятие «гора» в смысле «высокое» должно быть выделено особо. На современном курдском существует выражения типа «гыр — а — гыра гярика …, гыра — гыре эздиан … гыра — гыре мала Мамо» и т.д., которые по смыслу означают «видные из видных (людей, мужчин в — рыцарей, отличающихся воинской доблестью, силой, храбростью, богатством) из племенной конфедерации Гярика, из числа курдов — езидов, из рода (колена) Мамо». Так вот, на Бехистунской надписи Дария слово «кара» (возможны правильные варианты в форме «гара», «гыра», «гира», «гера»), соответствует курдскому слову «гыра» в его современном значении («гыра гыра» — величайшие из великих). Не случайно среди курдов очень широко распространены собственные мужские имена Gara, Kara, Gera, Geragir, Gerbar, Gerciwan (39- 306, 324) и женские — Gerava (164), Giranar (166), Karava (181). Это слово Kara (Gera) через ассимилированных в тюркской среде курдов перешло в современные азербайджанский и турецкий языки в форме «Кара» («Гара») и применяется для обозначения понятий «крупная», «большая». Например, «кара мал» («крупный рогатый скот») в азербайджанском языке, где кара означает «крупный», а мал — «скот» (на курдском «мал» — означает дом). Хотя азербайджанцы под словом «кара» буквально понимают «черное», но среди них также распространено мужское имя «Гара», поэтому применение имени «Гара» в смысле «черный» вряд ли будет уместным.

Все вышесказанное дает основание сделать вывод о том, что слово «кара» (кara), как древнекурдское в его современном значении соответствует курдскому «гыра» («гыра — гыр») и переводится как «величайшее из великих», «видное», «главарь» (в смысле родо — племенной верхушки), и в Бехистунской надписи Дария оно относится только к роду — династий Киаксара, на что справедливо указывает и Н. Адонц (5 — 376). Поэтому выражения «Kara Mada hya visapatiy» из Бехистунской надписи нужно переводить, как «родоначальники (княжеский дом) мидийских племен восстали…», где к родоначальникам необходимо отнести род (династию) Киаксара.

Нам кажется совсем неудачным и перевод академиком И. Дьяконовым слов — выражений ««народ-войско» (kara … hyaupa mam aha), который находился при мне» (то есть, у Дария) и «мидийский народ — войско, который был в общинах» (Kara Mada hya visapatiy aha). В войсках Дария, несомненно, были отборные мидийские боевые отряды, как конные, так и пешие. Их — то Дарий называет «Войсковые силы», которым противостоят боевые отряды, княжеские дружины, воины рода (племени) или племенных союзов (конфедераций), объединяющие всех способных носить оружие членов общины или общества в случае угрозы безопасности или в период военных походов — «Силы племен» («мятежных»).

Таким образом, слово kara (кара) в значении «величайшая», «знатная» в своей основе имеет мидийско — курдскую этническую основу.

Демавенд — традиционное место проживание мидийцев — курдов, которые и поныне продолжают там жить. По сообщениям Ат-Табари, в 758/759 гг. царем Думбаванда был ал — Масмаган. Как он пишет, войска халифа направились против ал — Масмагана и захватили его (а также) ал — Бахтариййу (будущую мать Мансура б. ал — Махди), и Дамир, наложницу — мать Али б. Райты, дочь ал — Масмагана» (9,356- 357). Ат-Табари повторно говоря о событиях 142/143 гг. — 759/760 гг., пишет, что войска халифа обманным путем проникли в крепость, «перебили тех воинов, которые были в городе, и забрали в плен их детей. Была захвачена также и ал — Бахтариййа, «будущая» мать Мансура б. ал — Махди» (9 — 358). Другой арабский историк также дает сведения о том что «… ал — Масмаган, царь той области (нахийа) … значение «ал — Масмаган» — Мас Маган и ал — Мас — «великий», «глава магов» (Кабир ал-маджус). Его осаждал Халид б. Бармак… пока не завоевал его царство и не искоренил его державу. И он захватил двух его дочерей и привел в Багдад» (9 — 556).

Так как описываемые арабскими авторами события происходили в 142/143 — 759/760 гг. в период правления аббасидского Халифа Ал — Мансура, то курдиянка Бахтариййа — дочь ал. Масмагана, правителя Думбаванда никак не могла быть матерью ал. — Мансура, а, скорее всего, была его женой. Согласно источнику, «Одна из жен ал — Мансура была курдиянка, сыном которой был Джафар младший. Последний стал известен как ибн — ал — Курдийа — «сын Курдиянки» (7 — 67).

Название горы «Демавенд» с курдского переводится как «бормочущий», «клокочущий», что образовалось от слов «dem» — рот, уста, отверстие, дыра, трещина, вход в пещеру (6 — 299) и wend, wand — происходящее от глагола вендин, означающий бросать, выбрасывать (10 — 23). Чтобы яснее представить себе название горы Демавенд, мы ниже приводим высказывание знаменитого арабского путешественника Х века Абу-Дулафа: «В Думбаванде находится огромная, высоко вздымающаяся и величественная гора, с верхушки которой ни зимой, ни летом не сходит снег; … называют ее горой Биварасфа… Дым, струящийся из одной пещеры в этой горе, по утверждению простого народа, его дыхание; видят также огонь в этой пещере и говорят, что это — два его глаза и что из пещеры слышно его бормотанье. …Я начал взбираться на гору, пока не достиг ее середины…, обнаружил источник серы, вокруг которого была закаменевшая сера. Когда взошло над ним солнце и стало жарко палить, вспыхнул в ней огонь. Рядом с этой серой опускается под гору лощина, в которую врываются со всех сторон встречные ветры; среди них возникают ритмические звуки в самых разнохарактерных созвучиях; порой наподобие ржания лошадей, то словно крик осла; то вроде людского говора. Тому, кто прислушивается к ним, слышится нечто подобное внятной речи, не поддающиеся к пониманию, но и не совсем бессмысленной; ему кажется, что это речь бедуина, язык человеческого существа. А тот дым, про который утверждают, что он — дыхание Биварасба, — испарение этого источника серы. И это обстоятельство привело к возникновению этих представлений, которые утвердились среди простонародья. В одной из лощин этой горы я нашел остатки древнего здания…»(11, 55 — 56).

Ведь не случайно что, именно в связи с горой Демавенд и возникла печально — знаменитая легенда о злом Зоххаке с двумя зловещими змеями на его плечах, которых каждый день кормили мозгом двоих юношей, и герое — кузнеце Кава (прообраз мидийского царя Киаксара), который освободил курдский народ от тирании деспота Зоххака и заковал его в пещеру на горе Демавенд. В.Никитин пишет, что «…о Зоххаке любопытно отметить еще следующее: …ежегодно 31 августа в Демавенде празднуется освобождение Ирана от тирана и что этот праздник называется «аид — и — курди» («Зajni kurd» — Л.М.)» курдский праздник (41-65). И действительно, традиция этого праздника восходит к событиям 612 г. до н. э., когда мидийцы освободились от ассирийского владычества под руководством Киаксара. Следует сказать что, если Джезира считается одной из трех колыбелей сложения ядра курдского народа, то область вокруг горы Демавенд, где еще с древних времен зафиксировано обитание магов (курдов), является его духовным истоком. Именно здесь приобрела свою окончательную форму духовная книга курдского народа — «Авеста». Академик И.М. Дьяконов видел в мидийском племени магов «первых приверженцев учения Заратуштры» (3 — 380). Племя магов не растворилось бесследно, оно сохранило себя в названиях курдских племен магсепатан, могёви, мегдилии, бегмеги, мари и других.

2.Струхаты. Другое мидийское племя — «струхаты» (stroukhates) — также находит свое отражение в названии курдского племени астурки (стуркан), которое настоящее время проживает на левом берегу Тигра, к западу от Амеда (Диарбакыра), вблизи впадения в Тигр его притока Бохтан. Часть этого племени, название которых курдский ученый Амине Авдал переводит с курдского как «рогатые», еще в начале ХХ века кочевала в Закавказье. И в этом нет ничего удивительного, так как в пантеоне Месопотамии был широко распространен культ быка. Это племя входило в состав племени кавалиси, которое в свою очередь, в средние века вместе с бильбасами и 22 другими племенами составляло конфедерацию рузаки. Некогда кавалиси входили в Бабанскую конфедерацию.

3.Аризанты. Мидийское племя Аризанты передало свое название исторической Арзанене (район Амеда — Муша) и сохранило свое имя в названии племени Azizan, которое известный курдский ученый К.А. Бедирхан связывает с названием маленького селения Arzizan, расположенного недалеко от Джезире (12 — 77). С именем этого племени непосредственно связана и река Арзан, на левом берегу которой расположен город Родован — один из больших духовных центров курдов, исповедующих езидизм. Название племени переводится с курдского как «познающие огонь» («огнепоклонники») от «ar» — огонь и «zan/a» — знание, знающий, познающий.

4.Будии. Другое мидийское племя — будии — передало свое название племенам буджийан, буджери, буджнурд, адвели, аджелавенд, аджилан, баджуи, бадикийан, бадраи и другим.

5.Бусы. В племенных названиях Бабуси, басиан, бази, базинджан, бусак мы видим название другого мидийского племени — Бусы.

6.Паретакены (паретаки) жили «с севера на восток», над Вавилонией (Страбон XV, 3, 12), куда входила и часть Южного Курдистана. Курдские племена бохту, пирики, пиран, пирани, пиниани, пикан, пиражи, пир — астини (пиресани) и пируз своими корнями восходят к мидийскому племени Паретакенов. Геродот в войске Ксеркса в период похода на Элладу называет и пактиев под предводительсвтом Артаинт, сына Пфамитры (Геродот, VII, 67). Описывая племена, живущих на территории древнего Курдистана, Геродот сообщает и о племенах «утии, мики и парикании» (Пирики-Л.М.), которые «вооружены были подобно пактиям. Начальниками их были: у утиев — Арсамен, сын Дария; у париканиев же Сиромитра, сын Эобаза (Геродот, V11, 68). Из этого Н. Адонц делает вывод о том, что «перечисленные племена» группируются вокруг пактиев» (5 — 396), т.е. считает их родственными, и имя пактиев справедливо связывает с названиями местности Бохтан и курдского племени бохту (5 — 394). Ссылаясь на В. Минорского, В. Никитин также склонен видеть в пактиях Геродота локальных предков курдов (41,52 — 53). Артаинт, Пфамитра, Арсамен, Сиромитра, Эобаз, — все эти иранские имена указывают на ираноязычность, то есть курдский характер вышеперечисленных племен. Страбон сообщает, что «поблизости от Тигра находятся области гордиеев, которых древние называли кардухами; города их были Сариса, Саталка и Пинака…» (Страбон,ХVI,1,24). Крепость Пинака, название которой сопоставимо с этнонимом курдского племени пиниани, и есть средневековая крепость Финик в наследственном княжестве и эмиратстве Джезире в начале XVI века, расположенная на берегу Тигра нескольких километрах к северу от Джезире и в настоящее время находится в развалинах. Владетелями эмирата и крепости Пинака — Финика являлись вожди могущественного союза курдских племен бохту (бохты, бохти). Гекатей Милетский (Фрагмент 170) в описании Кавказа племя миков располагает в районе Аракса. И, действительно, «родственные пактиям мики… частью отодвинулись на север и поселились между Курой и Араксом и оставили свое название в топонимике «Муган» (5 — 395), известной степи в Северном Азербайджане. Племя паретакены — парикании — пактии передали свое название области, которую древнеармянские источники называли Пайтакараном в исторической Албании. Известный советский ученый Е.А. Пахомов убедительно доказал идентичность Пайтакарана с Баласакан — Байлаканом (15).

В надписи Шапура 1 (242 — 272) на стенах здания, называемого Кааба — и — Зардушт, в ущелье Накши Рустам среди стран Закавказья назван и Баласакан. Баласакан также переводится с курдского и означает «Область Саков» (pal — поле, область и «сак» — производное от названия курдских племен шаккак, шеккак). Древнегреческие источники Баласакан знали под названием «Сакасена» (Шакасена).

Древнеармянские, арабские, сирийские и «среднеперсидские» источники оставили много сообщений о «стране Баласичев», «Баласакан», о «байлаканских курдах», которые оказали серьезное сопротивление арабам в их завоевательном походе в Арран (на курдском языке «Теплая страна»). Масуди упоминает, что «область этого города входила в пределы расселения иранских племен, в том числе и курдских (16 — 36; 15 — 23). Курдский историк Х11 века Мас — уд Ибн — Намдар — автор исторического труда о Байлакане и поэмы «Байлакиниада» был из этого города. В 1030 году область Байлакан находилась под управлением Аскаруйи, сына шаддадида ал — Фадла Ибн Мухаммеда — правителя Гянджи. Общеизвестно, что Шеддадиды были курдами.

Название рода (племени) Балоджан (Baloсan) сохранилось также в названиях селений Балакан (в десяти километрах от курдского города Равандуз в Южном Курдистане), Балекан (в названии области эмиратства Соран в X1X веке). Среди курдов широко распространено также собственное мужское имя Бало.

Известный азербайджанский этнограф А. Алекперов писал, что «обилие селений в Азербайджане с курдскими названиями указывает на то, что когда — то курды играли здесь большую роль, не замыкаясь горами Карабаха (17 — 308). Бэл, шотландский врач, секретарь английской миссии в России, 7 декабря 1716 года писал о своем путешествии в Персию в дневнике : «…7 числа вступили мы в пустую долину, называемую россиянами Моганская степь, а персами Курдистан…Около полумили повыше моста река Аракс, называемая ныне Аррасом, впадает в Куру и соединением своим составляют они знатную реку, которая впадает в Каспийское море около дня езды по ниже моста, и течение свое склоняет к северу…Кура разделяет Курдистанскую провинцию. Курды чаятельно получили себе имя от сея реки. Сей народ весьма древен, и думаю, тот самый, коего Ксенофонт, в отшествии греков называет кардухами, и который воспротивился столь сильно их приходу. И ныне еще признавается оный за весьма храбрый. Лошади их много похваляются в Персии, как за красоту свою, так и за силу. Курды кочуют там во весь год» (18, 397 — 398). И не случайно, что именно в этой зоне впоследствии был образован курдами «Красный Курдистан » (15 — 24).

Из всего сказанного можно сделать вывод о том, что один из семи родов «горных владык», а именно, — Balocan» (Балоджан, Балокан) передал свое родовое имя данной области.

С названием рода Денаваран связан и курдский город Динавар, расположенный в горах к северу от Хамадана (Экбатан — столица исторической Мидии) в области Арделан.

В названиях следующего рода Маринджан Ньюберг видит название курдского племени (2 — 88). Ф. Бузанд упоминает о нахараре Маричан (8 — XL1X) и военачальнике Мрикан (8 — XL1X).

Арабский историк Х века Ибн — ал — Факих упоминает об областях «Мухраджилан и М — ср — ань» ( Масруган — Л.М.) в области Арран (Кавказская Албания, район «Красного Курдистана») (13 — 27).

В армянской анонимной хронике XV111 века также идет речь о курдском племени марджани (14 — 21), которая в настоящее время обитает в Южном Курдистане. Название курдского племени Masrugan (Масруган) сохранилось и в названии канала в Хузистане, и области, расположенной в его окрестностях.

Особый интерес вызывает и род Nihagan (Нихаган). Именем этого рода «горных владык» связано и название города Нихавенд, расположенный в 130 км к востоку от Керманшаха. При Сасанидах ядром области May — Мидия были Арделан и Нихавенд. Нихавенд соответствует Селевкидской Лаодикее в Мидии, перестроенной Антиохом 1 (2 — 84). Агафий сообщает, что Хосров (Ануширван I, царь Ирана в 531 — 579гг.) в 25 году своего правления во главе своего войска поставил «одного из самых знаменитых и знатных людей — Нихогарана (19 — 3, 2)».По сообщению Ат — Табари, когда Хосров Ануширван вступил на престол (531 г.), то он разослал письма четырем подоспанам (военным губернаторам), которые управляли четырьмя сторонами Персии. Одно из этих писем было адресовано подоспану Адербайгана, Армении и соседних земель Задою Нахвергану (Н. Адонц, 214 — 215). Имя спахбеда Задо — широко распространенное среди курдов мужское имя (39- 395). Таким образом, в первой половине V1 века в качестве правителя Азербайджана, Армении и соседних земель мы видим именно курдского представителя из рода Нихаган. Ат — Табари (1, 820, 12) приписывает расширение столицы Мосула (= Адиабена, Хедаяб) царю Ардаширу (229-240гг. до н.э. — основатель династии Сасанидов, сын Сасана, младший сын Папака-Л.М.), приводя также название Nod — Ardaxsir, откуда суффиксальная форма Nod — Ardaxsikan — Нодширакан. В источниках Нодширакан (среднеперсидское nwthstrkn) упоминается среди владения Шапура 1. По мнению Маркварта, правитель Адиабены с титулом царя мог быть Пероз, сын Шапура 1 (? — 272 гг.; царь Ирана с 239/41 гг.). У Ибн Хордадбеха (17, 4 -5) имеется сообщение о том, что Ардашир дал титул царя Нодширакана правителю Мосула (2 -88; также см. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Перевод Н. Велиховой, Баку, 1986 г., параграф 11, стр. 61; прим. 4, стр. 160). Н. Адонц указывал, что Ноширакан (возможно, что Широкан, армянский синоним Нохатры…). Махкерт, Нихоракан и Дасн состояли под властью одного бдешха (5 — 229). Бдешх — от курдского bedest (могучий, сильный) и berdest (помещик — 6 — 67, 70), — титул крупнейших землевладельцев, стоявших выше местных феодалов — нахараров, своего рода «маленьких царьков со своими царствами».

Предполагают, что нахарары первоначально назначались царем в качестве наместников (губернаторов) областей; позже эти должности стали наследственными». Нахарар» — от парфянского naharar-nahvadar («занимающий первое место», «первое место», начальник, глава) и современного курдского nawdar («известный», «знаменитый»). Судя по сообщениям армянского историка V века Егише, административная разбивка Ирана фактически не изменилась. Очевидец событий 450/451 пишет, что царь Персии Ездигерд II после успешных войн против Византии направляет в подвластные страны письмо с требованием о предоставлении в его распоряжения войск для похода против Кушанского царство. «Указ этот был обнародован у армян, иверов (грузин), агванцев (альбанцев), лейпницев, цодейцев, кордуйцев (курдин) и ашнийцев, и многих стран отдаленных…». Далее он сообщает, что «…армяне тотчас образовали войска многочисленные… то же было сделано в Грузии, Албании, в области Лейпник и в различных странах на юге Армении, пограничных с Грецией, Сирией, Аравией и т.д., как например кордуйцев, цадейцев и арзнарзюнов (арзаненцы-Л.М)» (40-16). Как разъясняет историк, «Приказание царское относилось не к одной только Армении, но простиралась на Грузию, Албанию, Лейпник, Агцник (Алзи, Алдзник — Завазан арабских источников, район современного Амеда — Л.М.), Кордук, Цодек и Дасн и на все страны царства персидского…» (40 — 107). С этого рассказа следует, что еще в V веке Кордук (Кортчайк, Кордуена), Цодек и Дасн, на равне с Арменией, Грузией, Албанией и другими входящими в состав Иранской империи государствами, были самостоятельными административными единицами и граничили друг с другом, что может служить свидетельством этнической близости их населения. Такое административное деление в Иранском государстве сохранялось и в VII веке. В Армянской географии 7 века область Ноширакан указана в «западном крае» как «отдельный шахр». Среди названных Географией 11 областей Кордуены (Кордрика) восьмым по списку — «Вор-Сирак». В армянских источниках это название встречается и в форме «Орсиранк» (26-168). Буква к в конце этих слов — суффиксальная, и в армянском означает племенную (или родовую) принадлежность, то есть эти слова имеют этническую подкладку. На наш взгляд, это название от курдского «Вар Ширак» («Стан Ширака») и имеет непосредственное отношение к этнониму Нодширакан (Ноширакан) Себеос указывает, что в 7 веке граница Армении проходила «…по стране Нор-Ширак» (20-1,10). Бдешхство Нор-Ширак под названием «Дасн» входил в административный район Ниневии, которая сохраняла некоторую автономию и была вне марзпанства «Армн», то есть Армении (21 — 27). Оно было сохранено персидским двором под названием «Дасн» (21 — 28). «Марзпанство» — от курдского «merz» — граница, рубеж, страна; «merzewan?» — пограничная служба, пограничная зона и «merzewan» — охраняющий границу (622-623).

В Курдистане горы Гара, которые тянулись от Имадии к Большому Забу, раньше назывались горы Дасн. Источник, при изложении событий арабского нашествия в зону Мосула и Джезиры (640г.), сообщает, что «на склонах горы Дасин обитали курдские племена, носящие имя этой горы — ад — дасинийа». Арабский историк Йакут(Якут, 1178/1179-1229гг.) пишет по этому поводу: «Дасин — огромная гора на севере Мосула, к востоку от Тигра, где живут множество курдских «таифа», которых называют ад — дасинийа («даснийцы»)(7 — 77). Шараф-хан Бидлиси в своем труде «Шараф- наме» указывает на курдские племена дасни в округе Захо, относящиеся к Имадии (22-170) и тасни (исповедующие езидизм) в области Мосула и Сирии (22-83). Русский исследователь И.Шопен также называет курдское племя асни (также езидского толка), обитавшее еще в первой половине Х1Х века в селении Чибухчи в Сардарабадском (ныне Эчмиадзин в Республике Армения) магале и зимовавшее в Сурмалинском (ныне Игдыр в Северном Курдистане, Турция) уезде (23-529). Курдское племя дасни (дасени, тасни, асни) было известно арабским источникам под названием «ад — дасинийа». И поныне часть этого курдского племени продолжает жить в Южном Курдистане, в Республиках Армения и Грузия, а несколько семей уехали в Россию, Украину, Германию и некоторые другие европейские страны. Таким образом, факт проживания курдским племенем дасни на одной территории более 2-х тысяч лет, находит свое подтверждение в первоисточниках.

Ф. Бузанд сообщает, что «от армянского царя откололись бдешх Алдзника («Завазан» — Зозан арабских источников — Л.М.) и бдешх Ноширакана и Махкер-туна, и Нихоракана и Дасна…» (8-1V,L). Говоря о «политико — административном происхождении этих областей», Н. Адонц указывает, что «областная разбивка указанного характера поддерживалась и оправдывалась также этнически» (5-230). Среди курдских племен было известно и племя ал-михракийа (7-8) и мух-нахран (22-78), обитающие в области Джезире. Принимая во внимание тот факт, что у Ахеменидов высшая родовая величина обозначалось понятием «tauma», от которого произошло армянское «tun», означающее «дом», то нетрудно в бдешхстве «Мах-кер-тун»а древнеармянских источников видеть курдское племя «Мух-нахран» Шараф-хана Бидлиси. Армянский историк Х1Х века Н.Адонц пишет, что Махкерт (Mahguart сирийских источников — Л.М.) — «страна курдов», арабским авторам была известна как al maxardan (5-229). Название этого племени находит свое отражение и в названии области Нихоракан, которую локализуют «восточнее, ближе к Урмийскому озеру». Источники упоминают и горы «Нихоракан»(kohi Nihorakan) как отрасль Тавров в Атропатене (исторической Мидии). Арабским авторам были известны и местность daxerrakan, то есть deh Naxirkan, нынешний Дехаркан на восточном берегу озера, южнее Тебриза (5-229). Столицей области Арме (ассирийских и «Арми» урартских текстов), расположенной южнее истоков Тигра была Нихирия (Нехирия) (24-55, 56, 197). Академик Б.В. Пиотровский указывает на то, что Нихирия, столица страны Арме ассирийских источников, расположенных южнее истоков Тигра, соответствует области города Нихирия урартских источников и на этой основе предполагает, что этот город соответствует нынешнему городу Неферкерт-Майафаркину (ВДИ №2, 1981 г., стр. 55-56; №4, 1953г., стр.197). Древнегреческое название Майафаркина, расположенного недалеко от реки Батман (приток Тигра), на одном из склонов горного кряжа, идущего от Сасунских высот к Амиде — Мартирополь. В армянских писменных источниках название города — Нефркерт и соответствует сирийскому Мефркт; а армянскому Muharkin и сирийскому Мефаркин, соответствует арабский Мийяфаркин. Первую форму следуеть признать более древней, так как последний слог «керт» (курдское «гырт») явно иранское и означает «город». Видимо, и в первой части названия города скрывается слово местного происхождения. К первичному названию относится, видимо, и Марептикон у византийского писателя Менандра. По рассказу историка, «Хосров умышленно удержал в Даре посла Императора, а сам пустился в путь через так называемые области Арестон и Марептикон… как будто здесь речь идет об Арзанене и Майфаркине»(5,6-7). Из этого рассказа следует, что город и прилегающие к нему территории были за пределами границ Византии.

Приводя сведения древнего историка, Н. Адонц пишет, что «Ближе к Армении границу между Византией и Персией составляла река Нимфий, на берегу которой находился Мартирополь. В Армении, называемой Софеной, говорить историк, есть город Мартирополь, расположенный на реке Нимфий, совсем близко к неприятельским границам; ибо Нимфий в этом месте отделяет римские владения от персидских; по ту сторону реки лежит страна Арксана (sc. Арзан-ен-а), издревле подвластная персам». То же самое повторяется в другом месте: город Мартирополь находится в области, называемой Софаненй, и северу от Амиды и на расстоянии 240 стадиев от него он лежит на реке Нимфий, отделяющей Римскую землю от Персидской». Река Нимфий протекает мимо Мартирополя и отстоит от Амиды на 300 стадиев приблизительно» (Ад,5). Река Нимфий и есть река Батман, один из важных притоков Тигра. Город Мартирополь был основан Зариадром. Судя по названию города в его древнегреческой передаче, — Мартирополь (Марептикон), — его можно перевести как «Город маров (Мар — тиро — поль = город Курдов). А древнеармянское Muharkin восходит к иранскому Mihrkert (Mihrgirt) -город Михра (Митры) — авестийского бога. Курдское название этого города, расположенного в Северном Курдистане и населенного исключительно курдами — Ferqоn (совр.Sоlvаn), которую разные источники склоняли в свой лад. Таким образом, на основе рассмотренного материала можно предположить, что курдское название рода Нихаган восходит к курдскому этнониму Нихавенд-Нихоган-Нихирия . И вышеназванные «бдешхства» (Алдзник, Дасн, Ноширакан, Махкер-тун) были населены мидийцами — курдами во главе с курдскими правителями. Таким образом, род Нихагана, получившего «от Аждахака (мидийского царя Астиага) горы во владение», как и остальные шесть родов, выступает из седой древности в своем мидийско — курдском обличии.
В пользу этнической близости мидийцев и современных курдов свидетельствует и идентичность их материальной культуры.

Историк V1 века Агафий сообщает о празднике огнепоклонников под названием «Уничтожение зла»: «…тогда доставляют магам множество убитых змей и других редких животных, живущих в пустыне, как бы в доказательство благочестия. Они верят, что совершают этим доброе дело, угодное доброму божеству…» (19, 2-24).

Этот обычай в виде праздника под названием Cejni tolan (tolh?ldan) существует и поныне среди курдов. На курдском языке cejn — праздник и tolan — месть (мстить). Отсюда и Тolh?ldan (праздник мщения). Этот праздник среди курдов заза и курдов, исповедующих езидизм известен соответственно, как “Roji Ziyar”, «Gemay» u Toldan и олицетворяют собой искоренение зла, очищения от скверны, избавление от оков и освобождение, достижение свободы (25 — 83).

В параллельных мидийско — курдских связях особый интерес вызывает одежда, ее кройка, фасон, узоры на ней, формы головных уборов, которые за незначительными изменениями оставались консервативными в течение тысячелетий. В пользу этого свидетельствуют ниже — приведенные рисунки.По Страбону, «стола» (длинное платье)… «тиара» (царская повязка), китара (головной убор, напоминающий петушиный гребень), войлочная шапка» были одеждой мидийцев (Х1, 13, 9, стр. 495). На аппликациях из слоновой кости с гравированными изображениями церемониальных сцен, найденных во дворце ассирйских царей в Немруде (Северный Курдистан) «мидийцы предоставлены в длинной одежде с меховой отсрочкой, в скифского типа колпаках и высокой обуви с загнутыми кверху носами» (ВДИ, № 4, 1956 г., стр. 168). В описании академика И.М.Дьяконова мидийская одежда: «широкая рубаха» («сарапис») с длинными рукавами и широкие складчатые шаровары по существу, подоткнутый между ногами подол длинной одежды, а также короткий пестротканый или вышитый разноцветный халат из шерстяной материи. К этому типу одежды носился также капюшон на голове» (3, 363 — 365).

Все вышеописанные элементы мидийской одежды без изменения представлены в курдской национальной одежде. «Стола» — сарапис на диалекте сорани, — рукава с удлиненными свешивающимися концами в курдской женской и мужской одежде, которые в прохладную погоду наматываются на запястья, а в жару затыкаются за кушак; и высокая обувь с загнутыми кверху носами; и широкие складчатые шаровары, подоткнутые между ногами. А «короткий, пестротканый или вышитый разноцветный халат из шерстяной материи» представлен в традиционных орнаментах на тканях и вязаных изделиях. Ткань, которую ткут курдянка из Южного Курдистана и курд из Арделана (Юго-западного Курдистана) — точная копия ткани шароваров курдского воина XV111 века, а его головной убор идентичен головному убору воина — всадника мидийца из племени аризантов(V11- V1 вв. до н.э.).

Таким образом, на основании вышеприведенных исторических фактов и параллелей в материальной культуре мидийцев и курдов можем сделать обоснованный вывод о том, что курды — прямые наследники мидийцев, и в мидийцах надо видеть самих курдов. И поэтому, когда речь идет о мидийцах, под ними надо подразумевать только и только курдов. Мы надеемся, что наш взгляд на данную проблему окончательно закрепится в научном мире.

Использованная литература:

1. Курдские сказы эпоса «Ростаме Зал». Ереван, 1977 г. (на курдском языке).
2. Среднеперсидская эпиграфика Кавказской Албании (Дербент). Города Ирана. Баку, 1994 г.
3. И.М. Дьяконов. История Мидии. Москва — Ленинград, 1956 г.
4. Вестник древней истории. Москва, 1957 , №1.
5. Н. Адонц. Армения в эпоху Юстиниана. Ереван, 1971 г.
6. Курдско — русский словарь (сорани). Москва, 1983 г.
7. Аршак Поладян. Курды. Курды в V11 — X веках (по арабским источникам), Ереван, 1987
8. Фавстос Бузанд. История Армении. Ереван, 1953 г.
9. Ат — Табари. История пророков и царей. издательство «Фан», Узбекская ССР, 1987г.
В. Трубецкой. Бахтиары (оседло — кочевые племена Ирана). Москва, 1966 г.
Вторая записка Абу Дулафа. Москва, 1960 г.
Джалиле Джалил. X1X век. Курды в Османской империи. Анкара, 1992 г. (на турецком языке).
Ибн — ал — Факих. Из книги о странах (Китаб — ул — Булдан). СМОМПК, том 29, Тифлис, 1901 г.
Армянская анонимная хроника 1722 — 1736 гг.. Баку, 1988 г.
Е.А. Пахомов. Пайтакаран — Байлакан — Орен — Кала. Материалы и исследования археологии СССР, № 67.
СМОМПК, выпуск 38, Отд. 1. Тифлис, 1908г.
А. Алекперов. К вопросу об изучении культуры курдов. АН СССР, труды Азербайджанского филиала, том 25. Историческая серия, Баку, 1936 г.
Путешественники об Азербайджане. АН Аз. ССР, Баку, 1961 г.
Агафий. О царствовании Юстиниана. Москва — Ленинград, 1953 г.
Себеос. История императора Ираклия. Спб, 1862 г.
Кавказ и Византия. Выпуск 1, Ереван, 1979 г.
Шараф — хан ибн Шамсаддин Бидлиси. «Шараф — наме». 1 том. Москва, 1967 г.
23. И. Шопен. Исторический пямятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи. Спб., 1852 г.
Вестник древней истории № 2, 1981 г; № 4, 1953 г.
25. Ботан Амеди. Курды и курдская история. 1 том. Стамбул, 1991 г. (на турецком языке).
26. А.Н.Тер-Гевондян.Армения и Арабский халифат. Ереван, 1977г.
27. Мамедгасан Велиев Бахарлы. Азербайджан. Физико — географический, этнографический и экономический очерк. Баку, 1993 г. (на азербайджанском языке).
28. Марко Поло.,Путешествие. М.-Л.,1950 г.,примечание1к странице 229-230.
29. К.Э.Босворт. Мусульманские династии. Москва, 1971 г.
30. Стэнли Лен — Пуль. Мусульманские династии. Перевод В.Бартольда. Спб,1899г.
31. ПетрЛерх.Исследования об Иранских курдах и их предках, северных халдеях. Книга 1.Спб.,1856г.
32. В.А.Гордолевский. Избранные сочинения, том 3. Москва, 1962г.
33 В.Ф.Минорский.,История Ширвана и Дербента.Москва,1963г.
34. Гарабагнаме, том 1. Баку, 1989г.
35. Гарабагнаме, том 1. Баку, 1992г.
36. М.А.Дандамаев.Иран при первых Ахаменидах.Москва.,1963г.
37. Современный Иран. Справочник. Москва.,1984г.
38. Курды. Очерки по истории и фольклору. Анкара, 1991г.на турецком языке.
39. Навен Курди, Оснабург, Германия, издательство Курдистан, 1992 г. (на курдском и немецком языках).
Егише. История Егише Вардапета.,Тифлис,1853 г
В.П. Никитин. Курды. Москва, 1964г.

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top