Лятиф Маммад

Этноцид курдов: история и современность

ImageВ одной из передач российского центрального телевидения в программе «Вокруг света» озвучило информация о том, что в последние годы находка в Междуречье найденных памятников, отражающих штрихи древней шумерской цивилизации берет под сомнение первоначальной шумерской цивилизации в этом регионе». А шумеры в Южной Месопотамии жили 4500-4000 тыс. лет до н.э

В письменных источниках о предках курдов мы находим самые ранние упоминания в трудах шумерских, древне египетских и греческих источниках. О мидийцах подробно пишет Геродот, о кардухах — в своем завершенном в 441 г. до н.э. труде «Анабазис» сообщает Ксенофонт.

В энциклопедии Паули—Виссова по классической древности имеется статья Вайсбаха, посвященная киртиям.

Полибий упоминает об участии киртиев (предков курдов) в качестве воинов-лучников в войске мидийского наместника Молона в войне против Антиоха в 220 г. до н.э. В качестве воинов киртии участвовали в битве (у горы Сипала) при Магнесии в 190 г. до н.э., с помощью которых римляне нанесли поражение Антиоху III, который стремился к гегемонии державы Селевкидов в эллинистическом мире. Киртии также участвовали в 171 г. н.э. в битве при Каллинаке в войске царя Эвмена III. Упоминание о курдах мы встречаем у Тита Ливия (I в. до н.э. — I в. н.э.), у Страбона (64/63 до н.э. — 23/24 н.э.), древнего греческого географа и историка, автора знаменитой «Географии».

Все упомянутые и другие источники локализуют страну курдов Курдистан как этническую территорию на стыке современных государств — Азербайджана, Армении, Ирака, Ирана, Сирии и Турции.

Богатство недр важное военно-стратегическое положение Курдистана на Ближнем Востоке явилось «достаточным основанием» для завоевателей — древних египтян, ассирийцев, вавилонян, римлян, византийцев, арабов, персов и турок. Огнем и мечом прошли по Курдистану грозные и жестокие завоеватели — Чингисхан и Тимур. В 1514 г. после битвы при Чалдыране между Османской империей и Иранской монархией Сефевидов, Курдистан был поделен между воюющими сторонами. В 1639 г., спустя чуть более века, согласно Зохабскому договору, Курдистан снова и несколько иначе был разделен между Османской империей и Ираном. Горькая ирония судьбы заключается в том, что успех турок определилось в участии на их стороне самих же курдов.

В начале ХХ в. за обладание Курдистана родина курдов становиться ареной ожесточенной борьбы Англии, Франции, Германии, царской России, США, Османской Турции и Ирана. 16 мая 1916 г. за передел Курдистана была достигнута договоренность «соглашение Сайке Пико» между Англией и Францией с привлечением России, которая прямо касалось судеб курдов. В 1920 г. был подписан «Севрский договор», где согласно статей 62, 63 и 64 предусматривалось создание самостоятельного курдского государства. Определялись также еще два новых хозяев Курдистана — Ирак и Сирия по Лозаннскому договору 1923 г. В 1923 г. между Турцией и странами Антанты в Лозанне был подписан новый договор, узаконивающий раздел Курдистана и где ни слова не упоминалось ни о курдах и об их стране Курдистане. Договор гарантировал целостность Турецкой Республики. А трагедия курдского народа продолжалось.

После того, как по Московскому договору 16 марта 1921 г. к Турции отошла Карская область, свыше 100 тысяч курдов Закавказья оказались отрезанными и стали заложниками сталинской политики, а их трагедия, продолжавшаяся по существу до сих пор, растянулось на столетия.

В 1929 г. был ликвидирован созданный постановлением Аз. ЦИК в 1923 г. Курдистанский уезд — так называемый «Красный Курдистан» — детище ленинской национальной политики.

В 1946 г. в Иранском Курдистане под руководством Гази Мухаммеда был образован Курдистанская демократическая республика столицей в г. Мехабаде. В 1947 г. молодая курдская республика был раздавлен шахским Ираном с немого согласия ведущих стран мира, которые молча наблюдали, как вешают руководителей молодой курдской республики и топят десятка тысяч курдов в их собственной крови.

В марте 1974 г. в Ираке был принят закон об автономии Иракского Курдистана, который на деле оказался очередным обманом курдов Ирака. Дальнейшее кровавые события с применением против курдов саддамовским режимом газовых атак и политика геноцида в последние десятилетия ХХ века стали подтверждением этого. Даже свержение этого кровавого режима в Ираке не приносит желаемой свободы курдам.

Курды, являются вторым по численности народом среди ираноязычных и четвертым после арабов, турок и персов в Передней Азии. Несмотря на то, что они участвовали почти во всех важнейших событиях прошлого этого региона, внесли большой вклад в духовное развитие соседних народов как носители самобытной ярчайшей культуры и оставившие заметный след в истории человеческой цивилизации, как и прежде, остаются изгоями на своей древней земле.

Страна курдов, ставшей ареной постоянно взаимно истребляющих друг друга враждующих армий, за это в качестве полигона расплачивались разрушенными населенными пунктами, инфраструктурой, культурными ценностями и истреблением своего генофонда.

В своей бессмертной поэме «Мэм и Зин» великий курдский поэт Ахмед Хани сетовал на судьбу следующими скорбными словами: «Меня удивляет судьба, уготованная богом курдам… турки и персы окружены стенами курдов (но) всякий раз, когда арабы и турки приходят в движение, именно курды утопают в крови» (200, 179).

Несмотря на то, что история страны курдов — Курдистана окутано туманом седой древности, до сих пор четко не определены его этнические и географические границы. Курдистан, — по меткому выражению одного журналиста, — это страна без государственной границы, таможни, парламента, почты, телеграфа, телевидения, радио, газет и журналов, где живут почти 35 миллионов курдов в воображаемом 4-х угольнике, зажатым Средиземным, Черным и Каспийскими морями и Персидским заливом. Эти слова были сказаны вслед кровавым событиям 1988-1992 гг., когда саддамовский режим открыто, под кодовым названием «Анфаль» («Истребление») начал политику тотального уничтожения курдов в южной части Курдистана. Курды, этот кошмар и периода ужаса окрестили одной емкой фразой: «Reva Res») («Черный Исход»).

Выдающийся турецкий правозащитник, турок по происхождению, доктор социологии Исмаил Бешекчи говорит о необходимости написания истории Ближнего Востока курдами, отмечая при этом, что колонизаторы Курдистана всегда игнорировали роль и место курдов, излагая все выгодных для себя позициях. Он с болью отмечал, что … враги курдского народа делали все возможное для того, чтобы курдов не было на земле Курдистана. Поэтому они обворовывали и варварски уничтожали все архивные документы, связанные с историей курдов и Курдистана.

Вообще, судьба курдов — это большой справедливость истории и она пишется только одним цветом — цветом крови.

И в наши дни продолжается, за исключением робких десятка голосов, с немого согласия мирового сообщества, целенаправленное и методическое уничтожение курдского народа.

Курдистан, образно говоря, можно сравнивать с гладиаторской ареной, где курдов как диких зверей или рабов нынешние гладиаторы убивают, растерзают всеми видами современных средств уничтожения — стрелковым оружием, ракетами и тяжелой артиллерией, давят бронетехникой, бомбят авиацией, используя при этом и химическое оружие. Все эти зверства облекается завес туманов идеологической риторики и политической лжи и беспринципности. А во многих уголках земного шара скудная и дозированная информация о курдской действительности освещается в недостаточной степени в кратких сводках телепередач. И все это преподносится прирученный средствами массовой информации к более зрелищным и кровавым сценкам обывателю как очередной нашумевший бестселлер.

В научной, общественно-политической литературе определен и специальный термин для такой формы этнической чистки — геноцид (от греч. genos — род, племя и лат. caedo — убиваю). Геноцид одно из тягчайших преступлений против человечества, истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде (биологический геноцид) (БЭС, М., 1981).

Этому чудовищному меру наказания подверглись в разные этапы истории, разные племена, нации и народности. Погибли целые цивилизации. Этому ярким примером может послужить цивилизации инков и майя в Америке. В наш просвещенный век геноцид стал изощренней, масштабней и носит избирательный характер. Все еще свежи в памяти народов мира ужасы и страдания евреев, переживших Варшавское гетто, басков Герники, русских — Хатынь.

В 1948 г. была принята международная конвенция «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него», согласно которой было установлено международная уголовная ответственность лиц, виновных в совершении геноцида.

Вопреки этому грозному предупреждению мирового сообщества, свыше 250 тысяч боснийцев-мусульман стали жертвами идей «Великой Сербии» и политики этнической чистки в Боснии и Герцеговине. В Руанде сотни тысяч людей были убиты во время кровавых столкновений между тутси и хуту. В 90-е гг. ХХ века свыше 1,5 миллиона азербайджанцев и армян и десятки тысяч курдов, став заложниками ложной идеологии об армянской империи «Великая Армения от моря до моря», которая никогда не имело место в истории, по этническим и религиозным соображениям были изгнаны из своих обжитых мест и стали изгоями в огромных просторах бывших советских республик. Азербайджанцам и курдам в Азербайджане не забыт Ходжалинскую, Агдабанскую, Баганис-Айрымскую трагедию, где были убиты тысяча беспомощных детей, женщин и стариков, а для армян кровавые события начала ХХ века отозвалось эхом в Сумгаите.

Но то, что происходит в Курдистане, и в настоящее время остается за кадром. Исмаил Бешекчи в своем интервью газете «Сархобун» сказал: «Сегодня поднимается большой вопрос о том, является ли Курдистан колонией? Это смешно! Курдистан больше чем колония и объяснить ситуацию в Курдистане научными словами невозможно».

В настоящее время курды населяют район, стратегически важный для трех мощных течений современного национализма — арабского, иранского и турецкого. После распада СССР стал себя проявлять еще один — армянский. Все эти течения, а через них и заинтересованные стороны стремятся использовать в своих узко националистических и стратегических интересах военно-политический и экономический потенциал курдов. Но вектор интересов курдского народа со всем ими существенно разняться: курды стремятся к созданию единого, независимого, демократического государства на своей этнической территории в стыке этих государств, то эти государства заявляют о незыблемости своей территориальной целостности или же предъявляют территориальные претензии друг к другу. Как раз те этнические территории, где курды живут с незапамятных времен и служат объектом вожделения всех этих государств. Поэтому, не удивительно, что для курдов рытье могил уже стало обыденным и повседневным занятием. Для этих государств — самый лучший курд — мертвый курд. А главный их принцип — нет курдов, нет проблем. Поэтому курды во все времена истории подвергались более изощренной мере наказания, чем геноцид. Имя этого вида уничтожения — этноцид (от греч. «этнос» — народ).

По отношению к курдам геноцид всегда применялся в двух формах:

А) активный геноцид: это — когда завоеватели стремились тотально физически истребить населения оккупированных курдских земель до последнего человека.

В оккупировавших и разделивших Курдистан странах — Турции, Иране, Ираке и Сирии, — менялись конституционные устройства и правительства, но каждая новая власть еще более целенаправленно продолжала политику дискриминации и угнетения курдов. Политика властей этих государств систематически обретала черты геноцида 42 миллионного народа.

16 марта 1988 г. применение кровавым режимом С. Хусейна против мирных жителей курдского города Халабджа химического оружия, операция «Анфаль» в 1991-1992 гг., результат которой уничтожено 180 тысяч курдов, а миллионы стали беженцами и изгоями на родных землях — апогея этноцида в Ираке. В разделе доклада ООН, посвященном зверствам Иракской армии в южной части Курдистана есть такие слова: «Со времен второй мировой войны нигде геноцид не осуществлялся с подобным размахом». С момента существования Ирака, как государства, в Северном Ираке (Южной части Курдистана) были уничтожены более 1,5 миллиона курдов.

За всю историю ирано-курдских отношений, карательные акции регулярных войск против курдских повстанцев и мирного населения всегда носил черты неприкрытого геноцида. Именно в этой стране в крови десятка тысяч курдов утоплена первая демократическая курдская республика 1946 г., известной истории как «Мехабадская».

В Иране, на первом этапе «исламской революции» основная масса курдских организаций поддержали А. Хомейни, надеясь на то, что режим, пришедший на смену шахскому, удовлетворит их требования о предоставлении им автономии. Потому что, шахский режим, как и другие разделившихся Курдистан государства, систематически пропускал курдов через мясорубку своей государственной политики. Вот лиш один эпизод из трагической судьбы курдов в Иране: по личному приказу генерала Ахмади, который был наделен огромными полномочиями самим Резашахом, было расстреляно и повешено более 10 тысяч и посажено в тюрьмы св. 4-х тысяч курдов. Но и при новой власти «моллакратии» А. Хомейни объявил джахад («священную войну») против курдов Ирана. Президент Бани-Садр обращаясь солдатам направляющийся в Восточный (Иранский) Курдистан карательного корпуса, сказал: «не снимайте ботинок, пока не перебьете всех курдов». И после смерти А. Хомейни и его сына, эта политика геноцида не претерпела существенных изменений. В настоящее время в иранской части Курдистана размещены 200 тысяч пасдаран (солдат корпуса стражей исламской революции), которые широко применяют ствольную артиллерию, вертолеты против мирного населения. Свыше 90% курдских деревень (ок. 4-х тысяч) были разрушены, миллионы курдов были отправлены в «пересыльные» лагеря неподалеку от стыка границ Ирака, Иордании Саудовской Аравии. По оценкам независимых источников с начала века в Иране были уничтожены больше миллиона курдов.

В северной (турецкой) части Курдистана акции регулярных турецких войск против курдов носили более кровавый и разрушительный характер. После того, как курды были обмануты, а положения Севрского мирного договора 1921 г., предусматривающее создание курдского государства — забыто, турецко-курдские взаимоотношения вышли на уровень еще более сильных кровавых столкновений. Национализм и шовинизм, поднятый на уровень государственной идеологии пантюркизма Турецкой Республики, только усугублял эти отношения. Запрет на курдский язык, целенаправленная политика ассимиляции, крайне экономическая отсталость на фоне патриархально-родоплеменных и феодальных отношений в Курдистане еще больше осложняло положение широких слоев курдского общества. Ропот и недовольства как следствие такой политики, нередко выливались в стихийные антиправительственные выступления. Такими протестными акциями были восстания 1921, 1925 и 1931 г. и 1935-1937 гг. Но, все эти курдские восстания в силу своей стихийности, слабой организованности и плохой вооруженности повстанцев и зачастую локальный характер, терпели поражения. В ходе карательных походов регулярных турецких частей были уничтожены свыше 2-х миллионов курдов, а более 5 миллионов были насильно выдворены из Курдистана и размещены в разных уголках метрополии.

После того, как в середине 80-х гг. на политическом небосклоне курдского народа развернула борьбу Рабочая партия Курдистана во главе с Абдуллой Оджаланом, сумевшей организовать вооруженное сопротивление курдского народа турецкой политике геноцида и уничтожения, репрессивный характер турецкого режима еще больше усилилось. Только за 1984-1994 гг. свыше 3700 деревень были разрушены до основания. По вынужденному признанию одной из влиятельных турецких газет «Заман» (от 15 августа 1994 г.) только в провинции Ширнак в первой половине августа 1994 г. были сожжены и уничтожены св. 30 курдских деревень, а их жители стали беженцами, сотни мирных жителей были убиты. Турецкие генералы и политики стали в серьез обсуждать планы создания резервации для курдов. Выступая перед журналистами 21 октября 1994 г. министр внутренних дел Турции Нихат Менташе вновь заявил, что главной опорой «террористов» являются курдские села. В связи с этим, по мнению министра, следует рассматривать план «укрупнения» курдских сел и переселения крестьян в поселки (т.е. создания резервации), разработанный еще в 70-х гг. премьер-министром Бюлент Эджевитом (как это не парадоксально, он сам курд по происхождению). Шеф МВД постоянно подчеркивает, что для реализации этого плана будут предприняты «все необходимые шаги», «несмотря на сопротивления населения», и что это является «правом нашего государства». В этом и заключается план создания своеобразных резерваций на турецкий лад для курдского населения в Турции. Конечная цель Турции — физическое уничтожение и ассимиляция курдов.

Не лучше стоят обстоятельства и в бывших советских республиках — Армении и Азербайджане.

Только по этническому и религиозному признаку из Армении были изгнаны свыше 20 тысяч курдов-мусульман. По искусственно созданным экономическим причинам (к примеру, отказ выделить курдам угодий для пастбищ в горах под прикрытием приватизации земель в пользу армян, и тем самым искусственное отстранение части курдов от их традиционного уклада жизни) вынуждены покинут Армению и курды-езиды. История такой ненависти к курдам, искусственно подогреваемая армянскими националистами, имеет свои давние корни.

За последние два столетия армянскими авторами написаны многочисленные статьи, изданы сотни книг, каждая строка которых пропитаны ядом лжи, клеветы и ненависти курдскому народу, обвинения курдов в соучастии антиармянских выступлениях конца XIX — начала XX вв.

Да, бессмысленно отрицать, что антиармянские выступления со стороны курдов имело место. Но мы должны также и правдиво ответит на вопрос: а почему именно в конце XIX в., начиная с 1894 г., после более чем 2-х тысячелетнего мирного сосуществования, ухудшились армяно-курдские отношения? Объективный ответ на этот вопрос содержится в многочисленных независимых источниках. Вот некоторые из них.

В своей книге надворный советник В. Ф. Маевский, который на рубеже XIX и XX вв. являлся вице-консулом России в различных городах Восточной Турции, раскрывая кровавые события 1894 г. в Сасуне (Турция) пишет: «…армяне и курды Сасуна жили вполне согласно, как братья воды и земли… Но, к их несчастью, именно этот район армянские тайные организации избирали для пробы своей политической агитации. В 1893 г. появляется некий Дамадян, в 1894 г. его заменяет называющий себя Мурадом Бояджян. После двухлетней агитации таких руководителей в рамках Сасуна происходят ряд столкновений а в августе 1881 г. враждебные отношения обоих сторон выливается в цепь настоящих боев (с.16), «… кровавые случаи везде происходили именно по вине самих же армян (с.17)», «… хаос и анархия в вилайетах, населенных армянами, были созданы не курдами…, а именно армянскими же агитаторами» (Армяно-татарская смута на Кавказе, как один из фазисов Армянского вопроса. Тифлис. Типография штаба Кавказского военного округа. 1915 г. (Баку, 1993, с. 42).

В 1896 г. вице-консул Англии в Ване майор Вильямс 15 мая в своем рапорте писал «… в первый раз были убиты 3 курда, двое были ранены, второй раз были убиты двое, а может быть и три. Было выяснено, что каждый раз ужасно глумились над трупами» (с.21. Маевский. Главный консул России в Ване и Эрзеруме. Баку. 1994).

Жорж де Малевил в своей книге «Армянская трагедия 1915 г.» (Баку, 1990) писал, что «Нигде, ни в одной провинции армяне не составляли численного большинства населения. Ни один поселок, ни один квартал, ни одна деревня не были заселены полностью армянами. Даже в Ване, где была самая сильная концентрация армян во всей Анатолии, они составляли лишь 43% (Шоу, цит. пр., т. II с. 316) (с.84). Армянские руководители… у них не было другого способа достичь своих целей, кроме как продолжать до конца свою политику насилия и «освобождения пустого места». Именно этим они и занимались в восставшей провинции Ван весной 1915 г., во время наступления русских. Они истребляли часть мусульманского населения, а оставшихся в живых — погнали до турецких линий. Те же действия они предприняли и в районе Эрзерума, во время большого прорыва царской армии в 1916 г.» (с.85).

С включением в состав России Закавказья в пограничных округах Эриванской губернии, Карской области и Елизаветополской губернии в 1898 г. жили около 100 тысяч курдов (Энциклопедический словарь «Россия». Лениздат. 1991. С. 143-144). В примере Нахичевани видно, что курдское население в этой провинции было преобладающим: в 80-х гг. XIX в. в Восточном Дараалаязе в 44 населенных пунктах жили 910 семей, из которых 663 были курдскими, а 247 — армянскими (Статическое описание Нахичеванской провинции. Спб., 1883 г. с. 80.).

По данным 1893 г. в Карабахе жили 333 Азербайджанских, 69 курдских и 49 армянских сел (газета «Азербайджан». №1, 5 января 1992 г.). По итогам переписи населения в 1926 г. в Курдистанском уезде Азербайджана проживали 41.193 курдов. В настоящее время расположенные на территории Кавказского Курдистана с общей площадью около 5,5 тыс. кв. км и с населением больше 200 тыс. человек ( в Лачыне (1835—48), Кельбаджаре (1936—44), Зангелане (707—33), Джебраиле (1.050—50), Губадлы (802—29)), — полностью оккупированы Республикой Армения, а население того региона прозябают в палаточных лагерях. Эти факты свидетельствуют о том, что в каждом удобном случае армяне расширяют свое жизненное пространство за счет соседних народов, в том числе и курдов.

Мрачные страницы истории свидетельствуют, что применяемый по отношению к курдскому народу активный геноцид не до конца дает желаемых результатов. Да и не возможно, чтобы поголовно уничтожить полностью многомиллионный народ. Поэтому не удивительно, что наряду с активным геноцидом по отношению к курдам применяется и так называемый «пассивный геноцид»: это когда население на занятых территориях не убивают до последнего человека, но при этом их не обеспечивают или же запросто лишают еды, питья и игнорируют права этих людей на обычные жизненные условия. Одновременно не позволяют им укрыться от дождя, снега, мороза, жары. И население этой захваченной территории растает как весенний снег.

Осенью 1979 г. иностранные журналисты посетили один из «комплексов», созданных иракским правительством для курдских поселенцев. Взору журналистов открылось «четыре ряда одноэтажных строений из серого камня и бетона, обнесенных колючей проволокой, больше напоминающих лагерь для заключенных, чем поселок. Люди, привыкшие жить среди горных просторов, были обречены…» («Эхо планеты». №2 (145), 5-11 января 1991).

Жизнь бежавших в Турцию от Саддамовского режима курдских беженцев в турецких лагерях также сложилась трагически. Франчузская газета «Либерасьон» в мае 1989 г. писала: «Нескольким тысячам иракских курдов, которые спаслись от репрессий, перешли на турецкую территорию, была уготована на новом месте не менее ужасная судьба… Правительство Турции не желает предоставить им статус политических беженцев, отвергая одновременно любую международную помощь, предназначенную для жителей лагеря». Как свидетельствует газета, «свыше 300 беженцев, в основном дети умерли от холода зимой, когда температура опустилась ниже 20 градусов».

В «пересыльных» лагерях неподалеку от стыка границ Ирака, Иордании и Саудовской Аравии, созданные иранскими властями для курдских беженцев, были аналогичные турецким условия. И все эти ужасные условия уничтожения странами-доминантами созданы для курдов в их же исторических местах проживания. Для этих государств нужна страна курдов, а не сами курды.

И в бывшей стране советов в разных отрезках истории для курдов создавались такие же жизненные условия, способствующие для их ассимиляции и исчезновения.

В 1926 г. в районе населенного пункта Араздагян (Ерасхаван) Республики Армения около 1000 курдов, бежавшие от турецкого режима, перешли реку Аракс в поисках убежища в Советском Союзе. Еще в начале ХХ века многие из этих курдских семей, ведущих полукочевой образ жизни, на лето перекочевывали на высокогорные пастбища вокруг озера Севан и горы Алагяз. Только укрепление советско-турецкой границы прекратила передвижение кочевников по этим тысячелетиями привычное многим поколениям курдов, кочевьем трапам. В целях скорейшего избавления от забот непрошенных гостей власти Армении предложили руководству СССР отправить курдов в Курдистанский уезд Азербайджана. Власти Азербайджана, ведущие политику декурдизации названного уезда, разместили беженцев в районах на равнинной части Карабаха — Евлахе, Барде и Мир-Башире (ныне Тер-тер). Непривычная жара и некачественная вода стала причиной падежа скота — основного богатства и источника существования этих курдов, а многие курды также заболели и умерли. Оставшиеся в живых голодные и оборванные семьи были вынуждены пешком, через горные ущелья тайком пробраться в Армению, где их ждала привычные климатические условия и проживающие в этой республике родственные курдские племена.

Удивительно, для проживающих в Азербайджане армян было предусмотрено Нагорно-Карабахский автономный округ, непонятно из-за каких соображений в Азербайджане был образован и поныне существует Нахичеванская автономная Республика. Но для сотни тысяч курдов, миллиона талышей и аварцев ничего не было предусмотрено?! Даже в Армении, где проживали свыше 70 тысяч курдов и более 250 тысяч азербайджанцев, никаких национальных образований не было создано.

В 1929 г. с подачи Турции и усилиями азербайджанских и армянских националистов в Азербайджане был ликвидирован Курдистанский уезд. Этот уезд как «дурной пример» в решении национального вопроса мешал Турции, не позволял Азербайджану вести ускоренную ассимиляцию и туркизацию, а для армянских националистов был препятствием в дальнейшей аннексионистской политике Еревана.

И как последствие такой политики, в 1937 г. курды были депортированы и из Армении, и из Нахичевани и зоны Нагорного Карабаха в Казахстан и другие республики Средней Азии и размещены в 110 районах, в каждом селе по 5-7 семей. Второе переселение курдов сталинским режимом был осуществлен в 1944 г.

Долгий путь следования, трудные условия проживания привели к тому, что число умерших среди курдов составило несколько тысяч. Только в 1958 г. был отменен комендантский надзор.

Но, этим способом также нельзя истребить целую нацию, окончательно уничтожить ее, ибо отдельные, более сильные духом и телом каким-то образом выживут и станут продолжателями своего народа.

Как было сказано выше — эти два способа уничтожения нации, народа — активный и пассивный формы геноцида, — до конца не достигают своих целей.

Но в отличие от геноцида применяемое против курдов также и на практике осуществляется еще более изощренный способ уничтожения — этноцид (ethnos — греч. народ). Этноцид, как и геноцид, также применяется в двух формах — активный и неактивный (пассивный).

Активный этноцид — это когда народ завоеванных, занятых территорий не убивают, не уничтожают и не выживают из обжитых мест и позволяют им жить, как и жили раньше. Но, устанавливают при этом определенные запреты, которым обязательно надо следовать под страхом физического насилия над ними в случае не выполнения этих требований. Основные из них это — не разговаривать, забыть свой родной язык; не следовать своим национальным, народным традициям и обычаям; принимать историю своего народа не в рамках исторической действительности, а так как им преподносить народ-победитель или доминирующая нация. Этот метод — действенный способ отчуждения человека от национальных и исторических корней своего народа.

В 1975 г. став ведущей партией в Ираке, БААС принялись целенаправленно изменять национальный состав Южной части Курдистана в Северном Ираке путем массовой депортации курдов в центральные и южные районы Ирака. Около миллиона курдов были размещены в резервации. Проводилось курс на арабизации курдов. Закрывались школы, запрещалось преподавание курдского языка, хотя по закону 1974 г. он был национальным языком курдов южной части Курдистана. В 1978 г. была закрыта Курдская академия наук, созданная в сентябре 1970 г.

Не лучше обстоят дела соблюдением прав человека и в Иране. Закрепив шиитской ветви ислама (большинство курдов — мусульмане-сунниты) в своей новой Конституции, Исламская республика Иран отказывает курдам в любой форме автономии и насаждает язык фарси на всех уровнях.

Но то, что происходит в Турции, не укладывается в рамки понятий современной цивилизации: в этой стране, где живут более 25 млн. курдов, статус курдов ниже, чем у животных, ибо те пока имеют права издавать свои естественные звуки. Для турецкого уха рев осла слаще, чем один из древних языков мира, каким является курдский язык. Курдам запрещено родной язык во всех ее проявлениях. Курдам даже запрещено дать своим детям курдские имена. В Турции издана специальная книга имен, и родители обязаны строго следовать ей, иначе имя ребенка не будет зарегистрировано. Такие книги имен отосланы во все европейские страны, которым также предписано назвать рожденных в этих странах граждан Турции исключительно указанных в книге именами. Самое удивительное в том, что страны так называемой демократии покорно и строго следуют этому правилу. Корреспондент агентства Рейтер, посетивший летом 1989 г. Турецкий Курдистан, был поражен средневековыми методами правления турецкого режима и царившей в этой стране пещерного турецкого национализма. Как он пишет, «чиновники по-прежнему всеми силами стараются избегать употребления слова «курд». В документе, направленном в школы, говорится, что «курдов не существует», а в информационном бюллетене для солдат утверждается, что курды — это всего-навсего турецкие горцы, а в слове этом воспроизведен звук, возникающий при ходьбе по снегу» (Эхо планеты. №2, 5-11 января 1991).

В этой стране с начала 30-х гг. ХХ в. на официальном государственном уровне политика игнорирования и уничтожения курдов и других не турецких этнических групп является доминирующим.

Выдающийся деятель курдской и турецкой культуры второй половины ХХ в., известный писатель, кинорежиссер и актер, гордость мировой кинематографии Йылмаз Гюней с грустью вспоминал о своем детстве так: «В детстве я не ощущал своей принадлежности к курдам. Вокруг меня говорили по-турецки, а я, повторяю, знал свой родной язык плохо. Зато враждебное отношение турецкого населения к курдам и к другим национальным меньшинствам мне было видно, как говорится, не вооруженным глазом. Это вызывало у меня чувство симпатии к иммигрантам (выходцам-переселенцам из Курдистана — Л. М.). Не могу сказать, что в Турции существует система организованного преследования национальных меньшинств. Однако неприкрытый шовинизм проявляется даже по отношению к тем курдам, которые занимают видное положение в армии, в местных государственных органах власти и полностью ассимилировались» (Гусейнов А. А. Йылмаз Гюней. Жизнь — подвиг. М., 1987., с. 17).

В стране советов курдам также не удалось избежать злой рок судьбы. В 30-е гг. ХХ в. в Армении были закрыты Закавказский курдский педагогический техникум, отделения курдоведения университета, прекратил свое существование курдский театр, закрылись школы на курдском языке.

Если в 1931 г. в Лачинском районе (бывшем Курдистанском уезда в Азербайджане) существовали более 100 курдских школ и функционировало сельскохозяйственное училище (Советские курды: время перемен. М., 1993. с. 45) и «начиная с 1932 г. обучением были охвачены все области, населенные советскими курдами» (Никитин В. «Курды. М., 1964. С. 396»), то к середине 1937 г. в Азербайджане, Армении и Грузии все это стало достоянием истории. «Усилились гонения на курдов, издевательства над курдским языком, над курдской национальностью. Курд становиться посмешищем и предметом шуток. Именно к этому периоду учащаются клятвы отдельных курдских селений бросить курдский язык, бывший объектом иронии, анекдотов и насмешливых прозвищ (вроде кьр-вьр или кьра вьра). Нами установлено ряд случаев, когда курды давали клятву бросить свой родной язык (селение Камаллы Лачинского района)», — писал в своей ставшей библиографической редкостью книге «Азербайджанские курды» советский этнограф А. Букшпан» (Баку, с. 73).

Не лучше обстояли дела и статистика о демографии и учете курдов. Если у других народов был заметный демографический рост, то, наоборот, у курдов, выгодно отличившихся наряду с азербайджанскими тюрками многодетностью семей по сравнению с армянами и грузинами, с каждым годом численность курдов в официальной статистике указывается все меньше и меньше. По данным 1987 г. в Российской империи жили 54.263 курда (Кавказский Календарь. «Распределения населения Кавказа по родному языку, согласно переписи 1897 г.» Тифлис, 1910 г., с. 545), в том числе:

В Азербайджане (Бакинской и Елисаветопольской губерниях) — 3050

В Армении (Эриванской губернии) — 49389

В Грузии (Кутаисской губернии) — 1824

К 1 январю 1916 г. общая численность курдов в Российской империи практически оставался неизменной:

В Азербайджане (Бакинской и Елисаветопольской губерниях) — 4494 (в.т.ч. 191 курдов-езидов)

В Армении (Эриванской губернии) — 49132 (в.т.ч.12.624 курдов-езидов)

В Грузии (Тифлисской губернии и Батумской области) — 11181 (в.т.ч.4697 курдов-езидов) (Кавказский Календарь. Тифлис. 1917 г.).

В советский период в Азербайджане по переписи 1921 г. численность курдов составлял 32.780 чел, в 1926 г. — 37182 чел, из них говорящих на курдском языке 3123 чел. (Букшпан А., Курды Азербайджана. С. 61). В СССР по переписям 1959 г. численность курдов составил 58800 чел. (в.т.ч. в Азербайджане — 1500), 1979 г. — 116000, 1989 г. — 123000 (в т.ч. в Азербайджане — 13000).

Эти цифры сами говорят о себе: в бывших союзных республиках в годы репрессии и гонения на курдский народ процессы национального пробуждения коснулись и самосознание курдов.

Таким образом, арабы, персы, турки и соседние с нами народы делают все, чтобы убить курдский язык и вместе с ней похоронить один из древних народов Передней Азии.

Практика показывает, что этим способом (активным этноцидом) также нельзя добиваться полного уничтожения или ассимиляции многомиллионного народа. Поэтому к курдскому народу применяется в отличие от вышеописанных способов этноцида наиболее изощренную и хитрую. Его еще называют пассивный этноцид: население захваченных, занятых неприятелем земель не убивают, не уничтожают, не выгоняют из своих обжитых мест, а наоборот создают для них еще более благоприятные условия проживания и других возможностей. Им говорят: можете разговаривать, открыть школы и получат образование, иметь средства массовой информации (радио, телевидение, печать) на родном языке, соблюдать и следовать своим национальным обычаям и традициям. Одновременно, наряду с этим они пытаются убедить побежденный народ тем, что «народ-завоеватель не захватчик и пришел на эти земли только в целях оказания вам братской помощи. Вы народ — нецивилизованный, у вас национальное самосознание неразвито и процесс вашего становления как нации и народа еще не завершен. По этим причинам вы не можете иметь практику современного государственного правления и не готовы обрести свою независимость. Если бы не наше вмешательство и прямая помощь, вы перерезали бы друг друга в вашей междоусобице и захлебнулись бы в собственной крови. Кроме того, с нашей развитой экономикой и выдающимися специалистами окажем вам действенную помощь в преодолении вашей экономической и культурной отсталости». Завоеватели в то же время подобными пропагандистскими посулами пытаются убедить побежденный народ тем, что «ваш недоразвитый язык мешает вашему культурно-образовательному развитию».

Самый ужасный способ этноцида в том, что из среды поверженного народа выдвигают одного или нескольких человек и с их рукой же травят свой народ и добываются своих целей.

Не в этом ли кроется секрет политики игнорирования, уничтожения и попытки ассимиляции курдов в целях дальнейшего присвоения их духовной культуры.

В 1978 г. курдский композитор, прекрасный знаток курдского фольклора Джамиля Джасыма Джалил во время встречи со мною сетовала на то, что «армяне буквально грабят наш фольклор, в открытую выдают за армянское курдские песни и танцы». Справедливости ради следует отметит, что Армения в развитии курдской культуры играла существенную роль, чем соседние республики Азербайджан и Грузия, где также веками жили курды десятками тысяч. В Армении на курдском языке ежедневно в течение часа вещала радио, регулярно печатались книги, издавалась два раза в неделю газета, выпускались грампластинки. Но, за годы советской власти по древней истории курдов не было выпущено ни одна значительная книга. Курдские ученые ориентировались в основном на современную историю. Книга Надо Махмудова «Курды Армении», в основном этнографического характера, выпущенная на армянском языке и тем самым имеющей ограниченного доступа, так и не было переведено на курдский или русский язык. Курдским ученым был запрет доступа в книгохранилище Матенадаран, по иронии судьбы носящее арабо-курдско название «Хранилище текстов» (матн — арабское «текст» и курдское дар и общеиранское суффикса ан).

В Армении искусственно курдов-езидов отделили от курдов-мусульман и официально объявили как отдельную самостоятельную нацию» (Курдистан Рапорт. 1993. №3. С. 54). Хотя большинство армянских ученых не делают разницу между мусульманами и езидами в курдской среде: «Езиды — это курды в полном смысле этого слова», писал С. Егиазаров. (Егиазаров С. Краткий этнографический очерк курдов Эриванской губернии. Тифлис. 1891. С. 180). Этот процесс отчуждение курдов по религиозному признаку, возведенное в Армении в ранг этническое, особенно усилилось после распада СССР: были организованы демонстрации и митинги курдов-езидов с транспарантами и лозунгами, отказывающее признать их курдами. Начало свое вещание в Ереване радио на «езидском» языке.

Теми же псевдоармянскими учеными делаются попытки убедить мировую общественность о том, что курдское племя заза (самоназвание дымли), проживающие в Дерсимской области в северной (турецкой) части Курдистана — вовсе не курды (Гарник Асатрян. Этюды по иранской этнологии. Ереван, 1998. С. 13-23).

Какую цель армяне при этом преследуют, становиться ясным из статьи того же Гарника Асатряна, который пишет, что «Всестороннее исследование истории и культуры заза, кроме чисто академического интереса, имеет также важное политическое значение» (курсив мой — Л. М.) (С.22). А такая грязная политика заключается в том, чтобы помешать или замедлить процесс этнической консолидации курдского народа в интересах армянского народа. В 1991 г. известный курдский ученый Чарказе Раш вместе с группой курдской интеллигенции во время аудиенции у бывшего президента Армении Лев Тер-Петросяна задал ему вопрос: «Разве вы как специалист по Востоку не знаете, что езиды только по своей религии отличаются от остальных курдов и являются частью курдского народа? А ваша политика направлена на выбивание клина между курдами разных конфессий», на что он цинично заявил: «Разве я виноват, что по вине курдской интеллигенции в головах курдов религиозная догма довлеет над национальным самосознанием. Поэтому и мы действуем в том направлении, которое отвечает национальным интересам армянского народа» (Дружба. 2003. №22. С.71). Как раз в этом ответе и содержится суть армянской политики в курдском вопросе, носители которых открыто, без стеснения заявляют о курдском движении, который угрожает «в политической перспективе — национальной безопасности Армении» (Г. Асатрян. С. 65). Но, в одном только не прав Тер-Петросян, когда обвиняет повально всю курдскую интеллигенцию из числа исповедующих езидизм в том, что «религиозная догма довлеет над национальным самосознанием». Абсолютное большинство из них как раз всю свою жизнь посвятили курдской идее. Сегодня гордостью курдского народа и ее национальным достоянием являются Джасьме Джалил, его сыновья Ордихане Джалил, Джалиле Джалил и дочь Джамиля Джалил, Араб Шамилов, Аджие Джинди, К. К. Курдоев, Чарказе Раш и многие другие. Но, к сожалению, среди них есть и такие, о которых Чарказе Раш сказал буквально следующее: «Трагедия заключается в том, курдская интеллигенция в Армении не оформилась как категория национальной интеллигенции, способная взять на себя ответственность за духовное руководство народом» (Дружба. 2003. №22. С.70). Именно из таких не только в Армении, но и других странах проживания курдов страны-доминанты подготовили пятую колонну из числа же самих курдов — настоящих мангуртов, которые действуют во вред своему народу и в интересах чужих стран и народов.

В частности в Армении такой подход к курдскому вопросу можно объяснить следующими причинами:

— своим псевдо гуманизмом заработать симпатию курдов и удержать их в рамках своего влияния

— подготовкой проармянски настроенной курдской интеллигенции иметь возможность повилять на протекающие в широкой курдской среде процессы и заработать на этом дивиденты

— создавая видимость уважения к «курдам» и «езидам», доказать их принадлежность к разным этносам, искусно подогревая религиозную рознь, внести раскол между курдами, ослабить их и использовать их потенциал в своих интересах как в настоящем так и в будущем «идеи курдского национализма идут в разрез с национальными интересами Армении» (Г. Асатрян, 59). Именно такая иезуитская политика Армении не позволили курдам имеет свою национально-культурную автономию в этой республике. Хотя сами армянские политики, несмотря на то, что армянам было предоставлено автономия в Азербайджане, и в настоящее время вынашивают планы создания армянской автономии на территории Грузии в Ахалкалаки (Джавахетии) в целях ее дальнейшей аннексии до г. Батуми, как это случилось с Нагорным Карабахом и ближайшими территориями Азербайджана.

В статье Александра Михайловича Скибицкого «Карабахский кризис: чтобы выйти из тупика, нужно знать прошлое» («Союз» за №7 от 1991 г. Еженедельник Отдела межнациональных отношений бывшего СССР «Союз») раскрывается подводные течения армянской политики, касающиеся и курдов Закавказья. Автор справедливо утверждает, что Зангезурский уезд, лежавший целиком в границах «Нагорного Карабаха», подлежал, согласно Декларации Н. Нарманова в 1920 г. передаче Армении полностью. Как пишет А. М. Скибицкий, «выпадает сегодня из нашего внимания и существенная оговорка, сопровождавшая в Декларации Н. Нариманова объявление Зангезурского уезда «нераздельной частью Армении», а именно — заявление правительства Азербайджана о предоставлении «трудовому крестьянству Нагорного Карабаха полного права на самоопределение». Сегодня это заявление концентрируется на Автономной области Нагорного Карабаха. В те же дни оно относилось к Нагорному Карабаху в целом, предусматривая, не только армянскую автономию в границах Азербайджана, но и курдскую автономию в границах предложенного Армении Зангезурского уезда (курсив мой — Л.М.). Поскольку «трудовое крестьянство» этого уезда имело в своем составе 117 тысяч оседло проживающего мусульманского населения (курды), при 90 тысячах армянского. С. И. Касьян посчитал более разумным (курсив мой — Л. М.) не образовывать курдскую автономию в границах Армении после присоединения к ней Зангезурского уезда в целом, а оставить населенную курдами восточную часть уезда в границах Азербайджана. Таким образом, на территории восточной части Зангезурского уезда, населенный курдами, возник Курдистанский уезд в границах Азербайджана» (С.6).

Естественно, преследуя далеко идущие планы, армянские политики не могли согласиться на создание в рамках Армении курдского автономного образования по следующим причинам:

1. К 1920 г. собственно на территории Армении уже жил свыше 50 тысяч курдов и руководство этой республики из-за узко националистических интересов не было заинтересовано в увеличении их числа до 200 тысяч.

2. Для «воссоединения Нагорного Карабаха» Армении курдская автономия могла стать не преодолимым препятствием.

3. В границах вновь созданной курдской автономии в Армении курды изжили бы имеющую отчужденность между мусульманами и езидами, что способствовало бы дальнейшему росту их национального самосознания. А цель Армении заключается как раз в ее торможении.

Дальнейшие события подтвердили эти предположения.

В 1920-1930 гг. Азербайджаном последовательно руководили С. М. Киров, Л. Мирзоян, Н. Кикало, В. Полонски и др. В Москве начиная с А. Назаретяна и А. Микояна до наших дней, всегда армянская лобби сыграла существенную роль в судеб народов Закавказья. Только этим можно объяснить причину ликвидации «мусульманского» Курдистана и процветания и нынешний статус-кво Нагорного Карабаха в Азербайджане. Естественно, напрашивается вопрос, почему до 1988 г. в Армении для десятка тысяч проживающих там курдов не было создано автономное образование? Хотя бы для тех же курдов-езидов, которых официальная Армения не относить курдскому этносу. Изощренным в схоластике армянским ученым и политикам прошу, прежде чем возразить, смотреть пятую графу национальности выданных в Армении до 1991 г. паспортах советского образца, где черным по белому написано «езид» и «курд» (у курдов, исповедующих ислам). Такая политика привело к тому, что часть курдов также были вытянуты в армяно-азербайджанский конфликт и стали с оружием в руках в разные стороны баррикад. Газета «Известия» (№35, 23 февраля 1994 г.) писал о курдах (Азиз, езид из-под Еревана: Масисский район) Армении, воюющие против своих же собратьев-курдов в Азербайджане, которые с оружием в руках поднялись на защиту своих семей и территорий, известной в истории как Красный Курдистан. Ныне эти территории заняты армянскими вооруженными формированиями, а сотни тысяч курдов стали беженцами и превратились в изгоев. Из числа этих же воюющих по обе стороны фронта курдов многие «пали смертью храбрых» и отмечены высокими государственными наградами Азербайджана и Армении «за героизм и мужество».

Не в этом ли главная цель Армении в разыгрываемой ею курдской политике?

Армяне методично убирала живую ограду из курдов, территория которых размежевала Нагорный Карабах Азербайджана от Армении. Азербайджанский писатель курдского происхождения Сабахаддин Эльоглы, выходец из Зангезура — сердца Кавказского Курдистана, писал о событиях первой половины ХХ века: «армянские агитаторы разбрасывали агитационные листы антисоветского содержания около ферм, у родников и проселочных дорог вблизи населенных пункт курдского племени алиан(лы) в Зангезуре. Во время плановой поездки тогдашнего руководителя Азербайджана М. Багирова по Зангезуру неизвестными был убит его помощник некто Исмаилов, весть о смерти которого во время совещания, где присутствовали все взрослые мужчины племени алиан, передали М. Багирову. Отличившийся крутым нравом М. Багиров отдает приказ об аресте всех находившихся в зале мужчин, которые до последнего человека были расстреляны без суда и следствия в ущелье Дава дара вблизи селения Мурадханлы. М. Багиров, не успокоившись этим, отдает приказ: «У жителей племени алиан распахните детские колыбели, если мальчик, то убейте его!». После этого, обиженные курды покинули родные места, а опустевшие селения тут же были заняты армянами и тем самым границы НКАО еще вплотную «продвинулись» к границам Армении (Сабахаддин Эльоглы. Зангезурские события. С. 26).

Обвиняя Азербайджан в ассимиляционной политике, армяне предпочитают умалчивать о подобном процессе у себя.

Если у проживающих в Армении курдов-мусульман межнациональные браки носили эпизодический характер, то этого нельзя сказать о курдах-езидах. Многие курды-мусульмане также подвергались к процессу насильственной ассимиляции. Вот как об этом вспоминает Иса Исаев из поселка Акбастау в Казахстане: «Увезли в далекие края всех людей из нашего рода, всех курдов, с кем мы общались и имели связи. В один день было обрублено древо под основания. Через несколько лет, когда стало относительно свободным передвижение, мы вдруг выяснили, что чудом остались не переселенными около 10-12 семей из рода шаулики и 20-30 семей — пирики. Мы боялись признавать свою национальность. В Абовянском районе именно в этот период многие ассимилировались.

… Оказавшись в положении бесправных людей, мы почувствовали, что постепенно начинаем терять особенности национальной психологии, что недалек тот день, когда нам придется отказаться от своего языка и культуры. Именно поэтому в 1957 г. мы последовали по маршруту репрессированных в 30-е гг. своих соотечественников и до сих пор живем в Казахстане. Умереть лучше всем вместе» (Газета «Курдистан», №5, 27 февраля 1992).

Подобный процесс ассимиляции, только большим размахом, происходил и в Азербайджане. Следует отметит, что из числа проживающих в Азербайджане народов наиболее сильной ассимиляции подверглись именно курды.

Вторую стадию пассивного этноцида завершают женщины господствующего народа. Они, выходя замуж за мужчин поверженного народа, отнимают у них способность передачи накопленной тысячелетиями наследственно-генной информации к своей нации. На осуществление этой задачи направлено и вся пропагандистская мощь государственного аппарата. К примеру, господствующая нация пропагандирует среди поверженного народа о том, что «ваши традиции и обычаи — архаизм истории и являются задерживающим фактором в культурном развитии. Ваши обряды и свадьбы крайне примитивные и кроме этого требуют много расходов. А наши свадебные церемонии в отличие от ваших современно, проходят веселее и в то же время требуют меньше расходов. Наряду с такой пропагандой создается ряд льгот и поощрительных условий, разрекламируется интернациональные браки. Женитьба из своей среды негласно считается дурным тоном, не обдуманным поступком для юноши, «которого ожидает блестящее будущее». Межнациональные браки играют своего рода показателем лояльности существующему режиму и терпимости господствующему народу, а это в свою очередь открывала путь определенному карьерному росту. Размещение основных учебных заведений и культурных учреждений, средства производства и в связи с этим наличие большего количества рабочих мест в метрополии, ставшей основной причиной большого притока молодежи поверженного народа, также способствует этому. Уместно вспомнит в связи с этим рекламируемы в бывшем Советском союзе «комсомольские свадьбы», «борьбы с калымом», в сводках Центрального статического управления СССР специальную графу об интернациональных браках и т.д.

В Китае, например, девушкам-китаянкам, вышедшим замуж за парней из Внутренней Монголии, разрешалось иметь двух детей, гарантировались и другие социальные льготы. В результате такой политики в течение нескольких десятилетий внутренняя Монголия была полностью китаизировано.

Такая форма пассивного геноцида не обошла стороной и нас курдов, особенно в Азербайджане. Интернациональные браки были особенно выше среди курдской интеллигенции, призванного собрать и сохранять духовное наследие своего народа.

В пассивном этноциде курдов, несомненно, существенную роль играет и религия. Во многих курдских свадьбах в деревнях Ванской, Ширнакской и других областей северной (турецкой части) Курдистана, к примеру, больше не звучит воинственный звук зурны, которую турецкое духовенство окрестило «голосом сатаны» и не соответствующим канонам ислама и этот социальный заказ был выполнен с готовностью большинством курдских духовных лиц. Другая крайность, это когда часть наших соотечественников себя не принадлежать к курдскому обществу. Многими исследователями-курдоведами было замечено, что «многие езиды, хотя и необоснованно, резко противопоставляют себя курдам-мусульманам и нередко оскорбляются, если их называют курдами» (Аристова Т. Ф. Материальная культура курдов. М., 1990. С. 17.).

Есть еще такая бесчеловечная форма геноцида, известной как биологический, который путем хирургического вмешательства лишает женщин или мужчин способности иметь детей. В Турции уже ломают голову над тем, как сбить темпы роста численности курдского населения (больше 4% в год). В этой же стране в конце ХХ века на самом высоком правительственном уровне серьезно обсуждались планы создания своего рода интернатов для курдских девочек, где они воспитались бы в возрасте от 3 до 12 лет, а потом возвращались к своим семьям. Цель этой программы — отучить девочек курдского языка, «воспитывать их в духе Ататюрка» и помешать, чтобы будущие матери могли учить своих детей курдскому языку и тем самым ускорить ассимиляционный процесс.

Таким образом, можно сказать, что курдский народ в разных этапах своего исторического развития в различной степени подвергся всем этим чудовищным формам геноцида.

Мы должны объединиться вокруг одной идеи — идеи независимой родины и создания самостоятельного курдского государства, которая отвечала бы полностью чаяниям всего курдского народа. Каждый приближающийся день усиливает эту надежу на скорейшее освобождение Родины. На это указывает небывалый за последние десятилетия рост национального самосознания, организованность и сплоченность, курдского народа и ее решимость победить. Радует и то, что больше, чем в тридцати странах мира созданы и функционируют курдские информационные бюро и комитеты. Работают четыре спутниковые телевидения, несколько радио, действуют Курдские академии во Франции, Германии. Мировая общественность уже стоит на пороге понимания необходимости разрешения курдского вопроса. Этому свидетельство — происходящие изменения в Ираке, где курды добиваются создания курдской автономии в составе нового демократического федеративного государства.

Все это прекрасные весенние ласточки, которых приносят каждому курду, где бы он ни жил, вести от исторической Родины. И всем этим курдский народ обязан в первую очередь героической борьбе и деятельности лидера курдского народа Абдуллы Оджалана и возглавляемой ею партии, Масуду Барзани и Джалялу Талабани — выдающимся последователям идей Муллы Мустафы Барзани, доблестным подвигам своих сыновей и дочерей.

Роль РПК в пробуждении национального самосознания курдов неоценим. Являясь носителем национальной идеи, партия Оджалана смогла достучаться до сердца каждого разбросанных по всем континентам планеты курдов. Эта воюющая партия, подобно зову предков, в подобии охваченных инстинктом рыб и птиц, которых неукротимо манит к родным местам за несколько тысяч километров, заставила всех курдов, где бы они не находились, наяву услышать жалобы и стон камней гор и скал, шелест высоких трав и цветов, шепот деревьев и журчание родников, которые соскучились по курдским песням и пляскам. И этот жизнеутверждающий зов, вошел в резонанс с переживающими за судьбу Курдистана курдскими сердцами. Как раз это и больше всего пугает врагов курдского народа, которых до смерти пугает этот небывалый подъем и размах курдского национально-освободительного движения.

Наша справедливая борьба все больше вызывает сочувствие и находит поддержку у передовых и просвещенных умов всего человечества. А это в свою очередь вселяет нам надежду, что мы этот путь пройдем до конца и как настрадавшийся ностальгией и смертельно уставший от дальней дороги путник, дойдем до заветной цели — Свободного Курдистана. Мы добьемся этой цели любой ценой, путь к ней как бы не был усыпан алмазами слез, отчаяния, скорби и потер и расставания. Все мы — не по воле блудные дети Курдистана, рано или поздно, после сотни лет разлук, но обязательно придем, приползем к нашей Родине — Курдистану со слезами радости воссоединения. А наша Мать — Курдистан своими руками — шершавыми и испещренными горами и реками, но влажные утренней росой от родников и озер, нежно поглаживая наши головы, будет распевать нам наши древние колыбельные песни. И это сбудется! Хотя бы по той причине, что мы курды где бы не находились, помним свою Родину Курдистан, и недруги, чтобы не предприняли, так и не смогли вытравить из наших сердец и голов историческую память об Курдистане!

Лятифе Маммад

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top