Чарказе РАШ

КУРД…В РОМАНЕ А.С.ПУШКИНА «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН»

Помните IX строфу 3-й главы « Евгения Онегина»?
Теперь с каким она вниманьем Читает сладостный роман,
С каким живым очарованьем Пьёт обольстительный обман!
Счастливой силою мечтанья
Одушевленные созданья,
Любовник Юлии Вольмар,
Малек-Адель и де Линар,
И Вертер, мученик мятежный,
И бесподобный Грандисон,
Который нам наводит сон,
Всё для мечтательницы не­жной
В единый образ облеклись,
В одном Онегине слились.
(А.С.Пушкин. Избранные произведения . Лениздат, 1973, стр.303).

Значит, для Татьяны Лариной Онегин становится идеальным воплощением высоких морально-духовных качеств упомянутых художественных образов . Но не только школьникам и студентам , а так же пушкинистам, пожалуй, не придет в голову, что один из этих героев-идеалов по происхождению является… курдом.

Это — Малек-Адель (Малик-Адил). В этом контексте он упоминается как герой «сладостного романа».Оказывается, что ввиду имеется роман французской писательницы Коттенна<<Матильда, или Крестовые походы».

Это -исторический роман, и его герой Малек-Адель историческая личность. Мари Софи Ристо Коттен (1770-1807) написала свой роман в 1805 году .Согласно оценке специалистов по французской литературе, роман даёт довольно верную картину исторической обстановки, быта и нравов той эпохи. А кем же является исторический Марек Адель (Малик Адил)? Он ~ член знаменитой курдской династии Айубидов, брат прославленного султана полководца средневекового Востока Саладина (Салах-эд -дин, 1138-1193). Малик Адил б. Наджмаддин Айуб Сайфаддин Мухаммад (ум. 1218) был мудрым и благовоспитанным человеком. Курдский историк XVI века Шараф-хан Битлиси пишет о нём:«. ..Малик Адил был наделен разумением и рассудительностью, а потому брат его Салахаддин Юсуф (Саладин -Ч.Р.) по ряду дел с ним советовался. [Малик Адил] имел большую склонность к дневному посту и ночным бдениям. В царствование брата он поднял знамя правления в некоторых городах Сирии, как то в Акре и Кераке.

После смерти своего племянника Малик Азиза он завладел властью в Сирии и Египте, направив в город Руха своего сына Азиза Али, почётное прозвище которого было [Малик] Мансур.Бразды правления этой страной [Малик Адил] перепоручил владетельной деснице своего сына Малик Камила. Управление Дамаском он передал своему другому сыну Малику Муаззаму, Д жезире пожаловал [третьему] сыну Малик Ашрафу и четвёртому сыну Малик Авхаду, чьё настоящее имя было Айуб, передал вилайет Ахлата. Затем он со спокойной душой воссел [на трон] в Египте, вознеся на орбиту Сатурна султанские стяги. … В память [о себе] он оставил пятнадцать сыновей, из которых пятеро, [рождённые под] счастливой звездой, достигли степеней султанов, [а именно]: Камил, Муаззам, Ашраф, Салих и Шихабадцин Гази» (Шараф-хан Бидлиси, Шараф-намэ, т.1, М., 1967, стр. 136-137). В романе Коттена описываются взаимоотношения Малика Адила и европейских крестоносцев во время крестовых походов.

Малик Адил был современником и действенным участником событий на Ближнем Востоке во время Третьего (1189-1192), Четвёртого (1202-1204) и частично Пятого (1217-1221) крестовых походов. Особенно третий поход непосредственно связан с именем и деятельностью курдской династии Айубйдов. «Во второй половине XII в. положение на Востоке коренным образом изменилось. В Египте образовалось сильное… государство, которое подчинило Сирию и значительную часть Месопотамии. Во главе его стоял султан Салах-эд-дин (1171-1193)(в европейском произношении —Саладин). Это был дальновидный политик и талантливый полководец. Он ранее нанёс поражение крестоносцам около Тивериадского озера и в 1187 г. завоевал Иерусалим, что явилось поводом для организации третьего крестового похода…» (История средних веков. М., 1986, стр. 187-189).

Среди этих бурных событий как сам Саладин, так и его брат Малик Адил проявили себя настоящими рыцарями, благородными сыновьями курдского народа. Так, при завоевании Иерусалима Саладин строго приказал ни в коем случае не трогать христиан и христианские святыни. Затем он освободил 500 христиан, а Малик Адил дал свободу 1000 христианам, исключительно неповторимый факт: в 1192году в разгаре битвы Малик Адил заметил, что конь его противника — английского короля Ричарда I Львиное Сердце опасным образом хромает. Он сразу посылает ему двух породистыйх жеребцов. В этом отношении интересно, что имя «Малик Адил» по арабски дословно означает «справедливый царь» (малик — «царь, владыка», адил- «справедливый»). По сообщениям средневековых источников, Малик Адил в действительности был справедливым и благородным султаном (владыкой).

Вот какие исторические личности и события скрываются под пушкинским именем «Малек Адель» в романе в стихах «Евгений Онегин». Естественно , возникает вопрос: а знала ли французская писательница Коттен, а затем и гениальный русский поэт о национальной принадлежности Малика Адила? По всей вероятности — нет, потому что и Саладин, и Малик Адил, и сама династия Айубидов, к сожалению, в Европе преимущественно были известны по конфессиональной принадлежности — «мусульманин». Конечно, совершенно иной вопрос, что А.С. Пушкин хорошо знал курдов и написал о них. Но об этом — в другой раз.

Чарказе Раш

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top