Армения

Курдская свадьба

От грохота петард уже болят уши. Но дети, наконец-то освобожденные от надзора взрослых, не собираются останавливаться, бросают на землю очередные «взрывчатки». Их мамы несутся по дому и всему двору, принося все новые и новые угощения, а их папы наслаждаются угощениями в огромном, светлом тенте.
Сегодня второй день свадьбы в курдской семье в армавирском селе Аргаван.

В древние времена на курдских свадьбах было принято стрелять из ружей; таким способом дастабраки (побратимы) жениха якобы отгоняли злых духов от молодых. Теперь петарды заменили ружья.

В тенте на заднем дворе более сотни мужчин во главе с кумом выпивают и закусывают уже несколько часов. Скоро они отправятся за невестой в соседнее село Аразап. Гости уже порядком навеселе; оно и неудивительно: вчера была торжественная церемония закалывания овец, после которой опять долго пили и ели почти всей деревней.

Раньше курдские свадьбы справлялись 7 дней, а сейчас только 2, иногда 3 дня.

У закавказских курдов существовало 6 видов брачных сделок: бешикяртма (обручение с колыбели), нишанкырын (обычное обручение), умыкание (похищение), сардарунштанзын (девушка уходила в дом любимого), бардели (сын и дочь какого-нибудь курда сочетались браком с сыном и дочерью другого курда) и многоженство.

Нахро, курдский этномузыковед из Англии, который изучает музыкальную традицию армянских курдов, объясняет мне, что сейчас среди курдов практикуется нишанкырын, если родители молодоженов более или менее зажиточные, и умыкание, если родители настолько бедны, что не могут устроить свадьбу. Тогда с взаимного согласия обеих семей молодой человек просто похищает невесту.

Семья жениха с необычным именем Ильич – богатая, так что это обычное обручение.

Ильичу, которого друзья называют Гамидом, 22 года, его невесте Джемме – 18. Самый подходящий возраст для вступления в брак у курдов.

Гамид стоит во дворе в окружении шафера и друзей, улыбается. Из под его черного пиджака выглядывают скрещенные ленты: красная и белая. На них по-русски написано: «Почетный свидетель».

— Почему тут написано «Почетный свидетель»? – спрашиваю я. — Какое отношение это имеет к свадьбе?

— Я не знаю, что здесь написано, — застенчиво улыбнулся Гамид. – Я неграмотный, окончил всего 4 класса. А ленты… это такой у нас обычай.

Этот обычай никто не может объяснить. Как, впрочем, и большинство обычаев, которым они следуют.

Наконец гости вышли во двор танцевать. Последний «ритуал» перед поездкой в деревню невесты. Все танцы круговые, с нехитрыми, запоминающимися движениями в сопровождении зурны и дхола .

Шафер держит в руках убранную фруктами – преимущественно яблоками – ветвь, на которую обмотана ткань. Он подносит ветвь к танцующим, и те запихивают деньги в ткань.

Вдоволь натанцевавшись, гости расселись в машины, среди которых много довольно новых иномарок, и поехали в село Аразап.

Здесь мужчины опять уселись в тенте с угощениями. Здесь зурну и дхола заменил синтезатор. Мужчина с микрофоном поет курдские песни, в основном, о любви.

Родственницы невесты собирают ее в маленькой комнате. Женщины устроились на скамьях и больших камнях во дворе и проводят «смотрины» приданого, кстати, довольно впечатляющего. Несколько мужчин бережно переносят в грузовую машину мебель: «стенку» и гардеробы. Конечно, проще было бы отделить полки друг от друга и перевезти мебель по кускам, но так внушительнее. Хорошо, что хоть посуду из «стенки» убрали перед тем, как загрузить в машину. Близкие родственницы невесты во главе с матерью завязывают узлы с постельным бельем и одеждой.

В деревне Аразап тоже прождали несколько часов. Даже вечно улыбающийся жених как-то скис.

— Тебе невесту выбирали родители или ты сам? – спрашиваю я его.

— Нет, они считались с моим мнением.

— А сколько вы знакомы?

— 10 месяцев.

— Ого, я думала у вас в деревнях так: день знакомятся, на второй делают предложение, на третий справляют свадьбу.

— Так тоже бывает. Бывает, что жених впервые видит невесту в день свадьбы. Но я нравлюсь своим тестю и теще, — Гамид довольно улыбается, — и они нас иногда даже оставляли наедине, хотя это по нашей традиции не приветствуется.

Наконец-то все приданое загрузили в машину, мужчины встали из-за столов и поехали назад в Аргаван.

Невесту сразу отвели в верхние комнаты. На пороге дома ей под ноги положили тарелку, и она разбила ее одним ударом. По древнему поверью если тарелка (или ложка) ломались, значит невестка будет покорной и трудолюбивой, если нет, то строптивой и назойливой.

Сейчас многие даже не могут объяснить значения тарелки, просто следуют укоренившемуся обычаю.

У дома жениха должны стоять три стола с яствами и перед тем, как войти, гости должны отведать угощений со столов. У дома Гамида стоял только один символичный стол: никто не притронулся к еде на ней.

В просторном тенте уже новые угощения. На ковре на одной из стен тента написано на кириллице: «Счастливой свадьбы». После распада Советского Союза закавказские курды вернулись к латинскому шрифту, но среди старшего поколения многие умеют писать только на кириллице.

Во дворе жарят кебаб. Я умираю от голода, Нахро тоже, но остальные-то ели весь день, и не спешат садиться за стол.

Женщины выводят невесту танцевать. В белоснежном платье, с опущенными и покорными по курдскому обычаю глазами, она — сама невинность.

Жених и невеста встают в круг танцующих. Когда Джемма присоединяется к танцующим, музыка делается медленней. Она механически следует танцевальным движениям: 4 шага вперед, 4 — назад. Лицо по-прежнему без эмоций, как у восковой куклы.

Барабанщик тоже бьет в инструмент безо всякого выражения лица, сосредоточенно и серьезно. Но гости танцуют во всю.

Затем жених с шафером поднимаются на крышу дома с увешанным яблоками «дара муразе» (древом желаний) и «балгиэ букэ» (подушкой невесты). В древние времена невесту привозили к дому жениха на коне. В то время, как невесту ссаживали с коня у порога жениха, кто-нибудь из сопровождавших ее всадников передавал жениху похищенную им из дома невесты подушку, а невеста, окруженная подругами, направлялась к дому жениха.

Теперь и невесту, и подушку привозят на машине.

Шафер высоко поднял подушку и ударил ею по голове жениха 3 раза. До сих пор нет единого мнения о значении этого обычая. Нахро говорит, что самое распространенное объяснение – эквивалент армянской поговорки «состариться вам на одной подушке», то есть пожелание долгих лет совместной жизни.

Затем жених потряс над головой невесты ветвь, сорвал с нее несколько яблок и кинул на нее. Одна из женщин держала над головой невесты тарелку, так яблоки, летевшие на ее голову, не причиняли боль. Невеста впервые слегка улыбнулась.

Амине Авдал, чья книга о быте закавказских курдов считается лучшей, объясняет этот обычай тем, что молодая девушка, как и дерево, должна приносить плоды, то есть нарожать много детей.

Сельчане толкуют по-другому.

— Ева съела яблоко и погубила весь человеческий род, — говорит шафер. – Когда жених кидает яблоки на невесту, он как бы проклинает ее за содеянное, говоря: бери назад свои яблоки, женщина, сделавшая смертным человеческий род.

После этой церемонии все снова расселись за столы. Невесту увели в ее комнату. Она не сядет за стол со всеми, как впрочем, и ни одна курдская женщина. Кроме меня, во всем тенте еще две женщины. Армянкам за стол с мужчинами можно садиться. Среди гостей много армян; некоторые из них свободно разговаривают на курманджи (курдском языке). Курды, живущие в селе, по своей вере — эзиды , переселившиеся сюда во время армянской резни (геноцида армян 1915 г. – ред.). Тут живет около 100 курдских семьей, и особой разницы между ними и армянами не ощущается.

Первый тост за нашим столом за Ангела-Павлина. Нахро объясняет, что это самый священный тост. В эзидизме бог создал 7 ангелов, чтобы те помогли ему в создании Вселенной. Павлин был ответственен за создание первого человека. Когда Адам родился, Бог велел всем ангелам склониться перед ним. Все склонили головы, кроме Павлина. Он сказал:

— Адам создан из грязи, а я принадлежу к Святому Духу, поэтому я не склонюсь перед ним.

— Это был правильный ответ, — сказал Бог, — который я ожидал от всех.

И сделал Павлина архангелом.

Мужчины встали, взяли рюмки с водкой, единственным алкогольным напитком на столах, обеими руками и молча выпили.

Выполнив священный долг, они продолжили веселье, которое будет длиться до поздней ночи.

Асмик Оганесян

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top