Россия

Курды в Саратовской области

Курды в Саратовской области 

Саратовская область, расположенная на реки Волге, довольно обширна, и широкие степи простираются до границы с Казахстаном.

Курды начали переезжать сюда с 1990 года, и поток беженцев, среди которых преобладали выходцы из Киргизии, особенно усилился после распада СССР. Несмотря на имеющиеся бытовые трудности, переселенцы обжились и не хотели бы покидать эти места. Люди, жившие некогда в Киргизии, в Джалалабадской области, на себе испытали разгул национализма, начавшийся в республике в 90-х годах.

Политика, проводимая правительством Киргизии в отношении национальных меньшинств, одним из которых являются курды, вынудила их, бросив дома, имущество и землю, политую кровью и потом, искать новое пристанище. Селиться пришлось в опустевших, покинутых жителями деревнях Саратовской области – в Ершове, Дергачах, Перелюбе и Озинках.

Али Османов, один из старейшин курдской общины, любезно согласился, несмотря на тяжелую болезнь, встретиться с нами и рассказал о том, как оказалась в саратовских степях его семья.

В 1937 году курды-мусульмане, жившие на границе с Турцией, были сосланы в Казахстан, в г. Ленгер. Местные власти принудительно рассредотачивали сосланных по всей Средней Азии. Семья Алиевых была отправлена в Джалалабадскую область, где силой оторванные от родной земли люди вынуждены были, не имея ни крыши над головой, ни куска хлеба, бороться за то, чтобы выжить в суровую зиму.

Почти через шестьдесят лет политика, проводимая новыми властями Киргизии, привела к притеснению граждан некоренной национальности. Возникла угроза жизни людей, и курды вынуждены были покинуть Киргизию и уехать в Россию, в Саратовскую область.

В Озинском районе прежде жили казахи, однако в настоящее время большинство их переехало: эти места являются экологически неблагополучными из-за расположенных на территории района могильников – захоронений отходов атомного и химического производства.

Ситуация усугубляется плохими дорогами и проблемой нехватки питьевой воды: старые родники высохли, а бурение артезианских скважин не по карману переселенцам, большинство которых еле сводит концы с концами. Климат здесь резко континентальный: зимы холодные, 30-40 градусов мороза, зато летом сухо и жарко – больше 30 градусов тепла.

Факт остается фактом: курды вынуждены были поселиться там, где никто больше жить не в состоянии. К сожалению, социально – бытовые условия продолжают ухудшаться: так, например, в некоторых деревнях из-за отъезда жителей были закрыты школы, и восстановить их работу удается далеко не всегда.

Рассказывает Исмаил Султан , житель деревни Тимонино:

— Переселяясь из Киргизии, мы старались селиться так, как когда учили деды – плечом к плечу. Родственники и члены одного племени, как правило, живут вместе – каждое племя в своем селе. Я происхожу из племени бруки, и после пересечения казахстанско-российской границы мы сразу же обосновались в этих опустевших поселках. Когда приехали, здания стояли пустые и разрушались. Мы отремонтировали дома и живем здесь. Сначала нас было 40 семей, но потом стали прибывать новые и новые люди, так что сейчас в Озинском районе живет более трех тысяч курдов. Одна из причин, по которой мы выбрали эти места, – здесь обширные пастбища для скота.

Жена Исмаила Нафия — турчанка-месхетинка: в годы сталинских репрессий ее родные также были насильственно выселены с Кавказа в Среднюю Азию. У супругов трое детей, и одной из наиболее острых проблем наш собеседник считает не только бытовые и природные условия, но и все еще неизжитое наследие феодального общества:

– К сожалению, до сих пор существуют феодальные пережитки, и, более того, кое-где их пытаются культивировать, выдавая чуть ли не за явление курдской национальной культуры. Бороться с этим очень и очень трудно.

В нашей деревне Тимонино живут 43 курдские семьи – всего 195 человек, 100 мужчин и 95 женщин. Живут здесь также 15 русских и три казахских семьи. Казахи, как правило, занимаются бизнесом. Серьезных проблем у нас две. Одна из них – дороги, которые, как вы сами, наверное, заметили, находятся в ужасающем состоянии.

Вторая важнейшая проблема – нехватка питьевой воды. Воду для питья и домашних нужд мы все берем из небольшого колодца, вырытого посреди деревни. Но этой воды не хватает, и, чтобы напоить скот, мы вынуждены возить воду из другого, также небольшого, колодца, находящегося в пяти километрах отсюда. Конечно, это очень тяжело, особенно зимой.

Слова А. Османова подтверждает Хусейн Керимов:

– Мы неоднократно обращали внимание районных властей на плохое состояние дорог и нехватку воды, но никакого результата наших обращений пока не видим.

В соседнем поселке Кузнецовском мы разговорились с группой мужчин, которые зарабатывают тем, что выращивают на продажу скот. Как сказал один из наших собеседников, Мелич Латиф, саратовские степи – идеальные места для разведения скота, но из-за отсутствия воды его семья вынуждена будет переехать в другой регион.

Женщины Озинок

В Озинках живет около 3500 переселенцев из Средней Азии.

Старшее поколение курдских женщин Озинского района выросло при социализме, а сейчас живет при зарождающемся капитализме. Поражает парадоксальность ситуации: несмотря на смену двух политико-экономических формаций и на то, что почти все курды жили и работали в колхозах и совхозах, курдские женщины Озинок по-прежнему практически не отличаются от своих зарубежных соотечественниц.

Во многом это обусловлено социально – экономическими причинами. Национальное угнетение, погромы и вынужденное переселение, усилив замкнутость, и без того характерную для курдского женского общества, заставили женщин еще крепче держаться за обычаи и традиции, пленницами которых они же сами и являются.

В 60-е – 70-е годы советские власти активно проводили политику создания национальной интеллигенции, предоставляя представителям национальных меньшинств льготы при поступлении в высшие учебные заведения, однако курдских женщин этот процесс почти не затронул. Курдские мужчины получали образование, но женщины в те же годы продолжали жить по законам Средневековья. Следует открыто сказать, что наши мужчины делали все от них зависящее, чтобы воспрепятствовать получению образования женщинами и, соответственно, интеграции их в существующую социальную систему.

Основные причины достаточно типичны: фанатическая привязанность к феодальным устоям, зачастую возводимым чуть ли не в ранг «национальных добродетелей», определенное, усиленное сталинскими репрессиями, недоверие к властям и, наконец, стремление любой ценой, пусть даже за счет собственной жизни и счастья своих близких, сохранить традиционный для курдской семьи образ жизни.

Фактически это приводит к тому, что под предлогами соблюдения обычаев, развития культуры и, наконец, просто увеличения численности курдов как нации искусственно сохраняется изолированность курдского общества.

Даже соседство с гораздо более развитыми в этом отношении русскими, украинками, немками мало что изменило в психологии курдянок…

На новом месте

Курды Саратовской области рассказывают, что они и их предки успели побывать гражданами трех государств.

Жительница поселка Кузнецовский, мать восьми детей, 65-тилетняя Джамила Ахмед, рассказала, что она и ее родные переселились из Ашхабада. Пройдя тяжелый путь, эта семья сохранила традиции и устои, которыми руководствовались их предки еще 100 лет назад. Социальные изменения почти не сказываются на жизни курдской общины. Отличие лишь в том , что сейчас женщины не стремятся иметь по 7-9 детей, поскольку чувствуют ответственность за то, как в дальнейшем сложится их жизнь. Имеют значение и бытовые условия — на женщинах по-прежнему и дом, и дети, и даже вода. Мы сами видели, как в деревне Тимонино женщина ведрами носила в мороз воду.

Шеми Князь, мать трех детей, рассказала, что ее отец и брат все еще живут в Киргизии, в Бишкеке, а вышедшая замуж дочь развелась с мужем и вернулась домой.

Весьма интересно, что на вопрос, был ли уплачен за дочь калым, мать ответила: «Сейчас калым берут намного меньше, чем в прежние времена, но все равно берут. Как можно отдать дочь, не получая за это ни копейки?»

Активистка

Тара Мустафа, мать троих детей, живет в поселке Кузнецовский. Здесь обосновались 15 курдских семей, но школа отсутствует. И Тара Мустафа, получившая среднее образование в Киргизии, нашла выход: стала самостоятельно проходить с пятилетними детьми программу начальной школы. Двенадцать бывших учеников Тары Мустафа продолжают сейчас учиться в средней школе соседнего села Комсомольское.

Следует подчеркнуть, что администрация района не оставила ситуацию без внимания: в настоящее время Тара Мустафа получает заработную плату преподавательницы начальных классов.

На вопрос о семейных отношениях в курдской общине Тара Мустафа ответила, что случаев бытового насилия в курдских семьях нет, и пояснила: «Наши женщины не делают ничего такого, что заставляло бы мужчин пускать руки в ход». Реально это означает практически поголовное добровольное соблюдение законов феодального общества курдскими женщинами, живущими в XXI веке. Разумеется, здешнюю ситуацию не сравнить с тем, что происходит в горах Курдистана, но не следует забывать, что это Россия, и до Москвы несколько сотен километров…

Тара отметила, что молодое поколение вырастает более жестоким, и обратила наше внимание на большое количество разводов, происходящих в течение нескольких лет после свадьбы. Основной причиной этого наша собеседница считает ранние браки.

И, тем не менее, прогресс налицо. Несмотря на тяжелое материальное положение, люди покупают спутниковые антенны, чтобы смотреть передачи Курдского телевидения и быть в курсе событий, происходящих на исторической родине. Это ясно показывает их политическую активность. Курды всегда отличались патриотизмом, и телевидение лишь помогло им реализовать свои устремления, создав общественную организацию «Мидия».

Весьма примечательно, что, несмотря на существование женской проблемы, председателем избрана женщина, жительница хутора Миллерский Горчак Мамедова. Она рассказывает:

— Мы переселились сюда 15 лет назад и еще не успели как следует обустроиться, как начались новые трудности. Высохли родники, и это не дает возможности заниматься тем, что веками кормило курдов — разведением скота. Именно это – основная причина нынешних трудностей и того, что сейчас мы находился лицом к лицу с угрозой нового вынужденного переселения.

Наши соотечественники, живущие в Саратовской области, находятся в трудном положении. Однако они не теряют связи с отчизной их предков. Нас активно расспрашивали о национально-освободительной борьбе в Курдистане, об условиях содержания Абдуллы Оджалана, об участии Партии демократического общества в предстоящих выборах в Турции.

Люди верят, что если не им, то их детям и внукам суждено будет когда-нибудь ступить на землю свободного Курдистана.

Информационное агентство ANF

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top