Курдистан

Как пользующиеся поддержкой США курды бросили езидов при наступлении ИГ

Интервью с очевидцами показали, что курды, которые получают оружие и авиаподдержку от Вашингтона, оставили езидов без защиты.

Дохук, Ирак Не менее тяжким, чем сами жестокости, совершенные экстремистской организацией под названием «Исламское государство» (ИГ), захватившей большие территории Сирии и Ирака, было напряженное ожидание, в котором пребывали жертвы, прежде чем их расстреляли или обезглавили, изнасиловали или лишили свободы. Когда неделю назад боевики ИГ появились в деревне Кочо на севере Ирака, они сказали местным жителям, большинство из которых являются членами религиозного течения езидов, что им дается 48 часов на то, чтобы сделать выбор принять ислам или умереть. По прошествии 48 часов жителям дали еще пять часов, а затем срок был продлен до трех дней. В пятницу время истекло. В полдень, когда для верующих мусульман звучит призыв к молитве, сотовые телефоны жителей деревни, с помощью которых они общались со своими родственниками, замолчали.

С тех пор было несколько сообщений о том, что же произошло. Один человек утверждал, что всех жителей деревни согнали в школу. Другой (ему удалось дозвониться) сказал, что он пережил резню, спрятавшись под телами других жертв, и отделался лишь ранением в ногу. По его словам, он звонил с телефона пастуха. Но с тех пор никаких вестей от него не поступало.

Примерно 80-100 мужчин, как полагают, были убиты. Женщин и девочек увезли в грузовиках, возможно, чтобы продать боевикам ИГ в качестве жен-невольниц.

События привлекли внимание всего мира, что побудило Соединенные Штаты возобновить военные операции в Ираке. В последнее время наносятся авиаудары по позициям ИГ около Мосульской плотины, захваченной джихадистами. Американцы оказывают непосредственную авиационную поддержку бойцам пешмерга Курдского регионального правительства Ирака (РПК), больше известного как Иракский Курдистан.

Вашингтон уверен, что вооруженная поддержка поможет бойцам РПК вернуть большую часть территории, захваченной боевиками ИГ (ИГИС или ИГИЛ, как было принято раньше).

Интервью с уцелевшими после нападения ИГ езидами из района Синджар говорят о том, что пешмерга и политическое руководство Иракского Курдистана ввели их в заблуждение относительно угрозы и оставили на произвол судьбы, когда они подверглись нападению. Что еще хуже, многие из их суннитских мусульманских соседей, с которыми они жили и возделывали земельные угодья в течение многих столетий, обратились против них.

В течение многих лет Демократическая партия Курдистана (ДПК), одна из двух правящих партий в Курдистане, выделяла деньги езидам в Синджаре, которые хотели вступить в партию. Они также предложили свою защиту. Таинственную религию езидов, смесь зороастризма и веры в падших и воскресших ангелов, обычно называют, хотя это неправильно, «поклонением злому духу». Мусульманство стремилось искоренить со времен Мухаммеда. В местах за пределами курдского контроля, в Мосуле, например, джихадисты преследовали езидов и раньше. Но что касается жителей Синджара, расположенного у южного подножия большой отдельно стоящей горы, которая величественно возвышается над окружающей равниной, то ДПК заверила их, в том числе езидов и меньшее по численности христианское население, что они в безопасности.

В свою очередь на выборах синджарцы проголосовали за ДПК, прокладывая для курдской политической власти путь в провинцию Ниневия, где присутствие курдов (не езидов) было минимальным.

Когда два месяца тому назад боевиками ИГ был захвачен Мосул, многие езиды Синджара хотели уйти, и у них были на то причины. Но местные руководители ДПК вынудили их остаться. Плохие предчувствия охватили синджарцев, когда боевики окружили район с трех сторон. Только граница с Сирией, на западе, была открыта. Войска ИГ были в Баадже к югу, в Тель-Афаре и Мосуле к востоку (между Синджаром и курдской столицей Эрбиль), и в Рабии к северу от горы.

Рабиа место проживания сильного суннитского арабского племени шаммар, которые были друзьями и экономическими партнерами езидов в Синджаре на протяжении веков. Тем не менее, некоторых из них сейчас подозревают в сотрудничестве с ИГ против езидов.

Несмотря на опасность и страх нападения, местные чиновники и лидеры ДПК постоянно отговаривали жителей покидать Синджар, заверяя их, что бойцы пешмерга обеспечат их безопасность.

Один из местных лидеров ДПК, из соображений безопасности назовем ее Амина, говорит, что руководство партии дало команду успокоить людей и пригрозило урезать зарплаты, если люди будут уезжать из районов, находящихся в их подчинении.

Сарбаста Байпери, руководителя отделения ДПК 17 в Синджаре, можно было увидеть в партийных СМИ и на Facebook, где он позировал с различными видами оружия и утверждал, что они будут защищать Синджар «до последней капли крови».

Но, согласно нескольким источникам, Сарбаст Байпери бежал из Синджара одним из первых. Он покинул город в ночь перед нападением, когда узнал, что боевики ИГ уже направлялись к деревням Себайя и Тель-Банат. Сбежал и никому ничего не сказал, кроме своих охранников. Утром, когда при виде приближающихся бойцов ИГ город охватила паника, Байпери уже был на контрольно-пропускном пункте Тирбка недалеко от сирийской границы.

Байпери, к сожалению, был одним из многих.

Сообщения из первых уст из Синджара рисуют картину отступления без боя и без предупреждения местного населения.

Первое такое тихое отступление было из южных деревень, которые приняли на себя главный удар. В ночь на субботу 2 августа войска ИГ обстреляли из минометов Себайю и Тель-Банат, недалеко от военных позиций в районе Баадж. Ранним утром 3 августа не пешмерга, а мужчины езиды встали на защиту, надеясь, что курдские силы вскоре присоединятся к сражению. Когда они поняли, что этому не бывать, многие пытались бежать через гору. На данный момент трудно оценить, сколько человек было убито. Местные жители говорят, что около 200.

Если бы мужчины езиды знали, что пешмерга отступят, они, возможно, бежали бы раньше. В одиночку они не могли противостоять армии ИГ.

Население, проживающее к северу от горы, не получило предупреждений о наступлении ИГ ни от пешмерга, ни от ДПК, ни от правительственных чиновников, говорит Амина, которая работала на партию в этом регионе. Она услышала о нападениях от своей тети, проживающей к югу от горы, по ее словам, руководителя подразделения партии. Ей сказали сохранять спокойствие, и чтобы не было никакого бегства. Но когда она позвонила охранникам Сарбаста Байпери, они сообщили ей, что он уехал прошлой ночью, и они сами уже покинули город, и подтвердили вывод войск.

Другие чиновники из северных деревень тоже рассказывают подобные истории: неясная информация о характере нападений к югу от горы, неосведомленность о выводе пешмерга.

Итак, только в воскресенье в 10 часов утра, после нескольких часов сражений к югу от горы, жители населенных пунктов к северу (Снуни, Хана Сор и Дугре) начали уходить. Многие из них покинули селения всего за несколько минут до прихода войск ИГ. Ахмед, 70-летний мужчина из Хана Сор, говорит, что, уходя из города, слышал первые выстрелы, и что бойцы пешмерга бежали вместе с гражданским населением. По мере их продвижения к Дохуку, пешмерга покидали контрольно-пропускные пункты и присоединялись к массовому отходу.

Вскоре колонны беженцев и пешмерга стали периодически попадать под огонь, но курдские правительственные войска к тому времени уже не сопротивлялись. Двоюродный брат Амины был ранен в руку. Пули пробивали стекла автомобилей.

Были курдские бойцы, которые продолжали выполнять свою миссию, но они были из соседней Сирии, члены так называемых отрядов народной самообороны (YPG), связанные с Рабочей партией Курдистана (PKK). Подразделение славится своими многочисленными женщинами бойцами, и есть много доказательств того, что они давали отпор войскам ИГ во время бегства из Синджара.

Как только беженцы добрались до Дохука, возмущенные бегством пешмерга впереди них, они напали на контрольно-пропускной пункт, где пешмерга конфисковывали несанкционированное оружие, и потребовали: «Отдайте свое оружие YPG!»

Тех синджарцев, которые бежали к горе, в конце концов, вытащили оттуда в результате совместной операции, в которой, в очередной раз, главную роль сыграли сирийские и турецкие курды из PKK (Соединенные Штаты и Европейский союз относят эту организацию к числу террористических из-за длительного военного противостояния турецкому правительству).

Почему езиды не были лучше защищены с самого начала? Следует отметить, что в сложной мозаике сект и этнических групп Ирака езиды не настолько являются курдами, как это хотелось бы основному курдскому населению. Они считают себя, прежде всего, езидами и только потом курдами, тогда как большинство других курдов (в основном сунниты по вере) ставят на первое место свою этническую идентичность.

Следует также упомянуть давнюю традицию социальной дискриминации, с уничижительными стереотипами типа «поклонение злому духу» по отношению к езидам со стороны иракских мусульман, курдов и арабов. Во время поездок в селения езидов мне не раз приходилось слышать от водителей и торговцев: «Будьте осторожны, они грязные, они не моются по 40 дней» или «Не пейте их воду», «Не пейте их чай».

Сарбаст Байпери и местное руководство ДПК оправдываются, что они были плохо подготовлены и неукомплектованы. В интервью курдскому печатному изданию Байпери сказал, что падение Синджара не его вина, что он просил больше оружия и поддержки в течение нескольких недель до нападения ИГ, но его просьбы отклонялись.

В любом случае определенная доля вины есть: местные силы пешмерга и должностные лица должны были помочь эвакуировать людей, а не просто отступать с тем малым запасом боеприпасов и военной техники, который у них был. Высшее руководство должно было предусмотреть вероятность нападения и окружения Синджара войсками ИГ.

Масуд Барзани, президент Регионального правительства Курдистана, пообещал разобраться и наказать командиров пешмерга и чиновников ДПК, которые оставили Синджар.

Но на данный момент просто выговора не достаточно. Тысячи семей из Синджара ютятся в самодельных пристанищах в районе Дохук и клянутся, что никогда не простят ДПК, Курдистану и пешмерга и не будут больше жить под их политической или военной властью.

Бедственное положение езидов, возможно, явилось одним из механизмов, которые ввязали в войну против ИГ Соединенные Штаты и европейские державы. Но что хотят сейчас езиды, так это уйти из Курдистана, уйти из Ирака и найти убежище на западе. «Пешмерга убежали; они оставили нас, и мы никогда не сможем доверять им снова», сказал один из новых беженцев езидов. Они уже не верят благородным заявлениям об их защите. А другой беженец вспомнил старую арабскую пословицу: «Не убивай меня, чтобы побывать на моих похоронах».

TheDailyBeast.com

Перевод с английского специально для сайта Эздихана.ру

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top