Лятиф Маммад

ПУТЕШЕСТВЕННИКИ И ЖУРНАЛИСТЫ ПРОШЛЫХ ВЕКОВ О НАШИХ СООТЕЧЕСТВЕННИЦАХ

ImageНикогда прежде курдское национально-освободительное движение не носило такого организованного и широкомасштабного характера, как в наши дни. Характерная особенность этого движения участие в ней тысяч женщин и девушек. «Женщина» и «война» казалось бы, два несовместимых понятия, как «жизнь» и «смерть»: война уничтожает тех, кого женщина рожает в муках, растит и воспитывает, в ком видит радость и смысл всей жизни, опору своей старости. Однако, в чрезвычайных ситуациях женщинам порой приходится брать на себя не присущие ИМ обязанности и выполнять воинский долг наравне с мужчинами.

Чрезвычайная ситуация нашего времени тотальная война на уничтожение, которую ведут против курдского народа государства, разделившие между собой Курдистан. Эта истина очевидна для курдских женщин, как и то, что под угрозой находится сама жизнь, само физическое существование нашего народа. Сегодня курдские патриотки проявляют величайшую готовность к самопожертвованию, бесстрашие и героизм. Такие женщины, как Закня Алкан, Бадрийа Таш, Сама Юдже, Нилгюн Иьтлдырым, Раушан Демирель, Зейнаб Кынаджы и многие другие стали легендами курдского освободительного движения. В многовековой истории курдского народа не раз возникали ситуации, когда женщины приходили мужчинам на выручку. Воинственные нравы и суровый быт требовали от курдянок, особенно живущих в горах, большей решительности, выносливости, самостоятельности.

В 18-20 вв. отношение курдов к своим женщинам нередко вызывало удивление соседних народов и европейцев. По отзыву известного ираниста В.Ф. Минорского, курдские женщины наиболее независимы среди мусульманок (1-44). Известный русский исследователь Петр Лерх также пишет, что «женский пол у курдов пользуется большей свободою, нежели у других им соседних народов. 8ош.Ь8а1е даже уверяет, что отношение курдянок к их супругам напоминали ему семейную жизнь запада. За работою и в обществе мужчин, женщины ходят всегда без покрывал. Муж питает полное доверие к целомудрию жены. Она исправляет домашние и полевые работы, смотрит за детьми, изготовляет одежду и ковры; их тканые обои для стен шатров не лишены изящества. Курдские женщины вообще трудолюбивы» (5-31). Другой ученый, англичанин Е. Сон свидетельствует: «Очень часто в деревнях хозяйка дома меня принимала в отсутствие мужа, оставаясь сидеть и разговаривать со мной без напускной стыдливости или застенчивости турчанок или иранок» (2-164).

Пытаясь объяснить это своеобразие, различные исследователи независимо друг от друга приходили к похожим выводам: «курд … любит свою жену не животною любовью, но любит, как свою честь свое самолюбие» (4-81); «Курды при выборе жены мало руководствуются чувством любви, хотя оно им не совсем чуждо» (5-31); «молодежь очень хорошо знакома между собой. Женитьбе предшествует настоящее ухаживание» (2-165). То есть, мужчина относится к женщине не как к партнеру для любовных утех, не как к забаве, купленной для развлечения, а как к товарищу по жизни. Такое отношение было и наиболее рациональным, поскольку даже в трудных обстоятельствах свободная, высоконравственная и храбрая женщина будет оберегать честь семьи, рода и племени и воспитает достойных детей. Поэтому не удивительно, что честь женщины была честью племени, рода и «целомудренная, свято берегущая свою честь, охраняемую всем племенем, курдянка» занимала достойное место в обществе (3-41). Содержание гаремов с многочисленной челядью было нечастым явлением: «обыкновенно у них не более одной жены. Это относится особенно до кочующих курдов, которые в отношении своего быта и характера, конечно, во многом отличны от оседлых. Брак у курдов считается союзом неразрывным» (5-31). «Проституция неизвестна среди курдов, так же как и другие пороки, столь распространенные на востоке», подтверждает В.П. Никитин. (2-165). Никогда не порывая связь со своим племенем и хорошо владея оружием, курдянки и в чуждой среде придерживались своих обычаев: «Курдянка, не носящая чадры не только на кочевке или в сельских условиях, но и в городе, представляет собой вопиющее нарушение общепринятых норм с точки зрения ортодоксального ислама …» отмечал академик О. В. Вильчевский (3- 40). Стиль поведения и склад ума курдской женщины) порой представлял собой разительный контраст с внешне покорным, но изворотливым и переменчивым женским характером, многократно описанным в произведениях ближневосточного фольклора.

По мнению академика В. Ф. Минорского, положение женщины в обществе и отношение к ней имеет самое важное значение при определении характерных особенностей народа (1-44). То же самое, имея в виду курдский народ, отмечал и В.П. Никитин (2-164).

Положение женщины в курдской среде определялось особенностями военной демократии, в условиях которой тысячелетиями существовали курдские племена. Академик О. В. Вильчевский, характеризуя курдскую женщину, писал: «наряду с системой военных отрядов племен продолжала существовать и система племенных ополчений, сохраняющаяся, в частности у курдов, до наших дней. В состав этих ополчений входило все способное обороняться, а практически все работоспособное взрослое население племени, включая и женщин. Это настолько свойственно системе племенных ополчений у курдов, что еще в 1950 г., когда иранские войска проводили карательные операции по усмирению курдского племени дежаванруд, в составе ополчений этого племени сражались почти все способные носить оружие женщины. Поэтому, хотя с течением веков патриархальные отношения и получили распространение в Курдистане, выдвинув в семье и обществе на первое место мужчину, тем не менее, сильные и прочные реминисценции матриархата продолжают бытовать в курдской среде и по сей день. Значительно более независимое положение женщины, всеобщее уважение к ней, ее в ряде случаев непререкаемый авторитет является одной из характерных черт, отличающих курдов от подавляющего большинства соседних народов Малой Азии и Ирана» (3-40). В.П. Никитин также отмечает, что «все женщины, какое бы положение они не занимали, великолепно ездят на лошади, не боясь при этом перещеголять мужчин» (164).

Армянский исследователь XIX века К. Хачатуров писал, что «женщины у курдов пользуются гораздо большими правами, нежели у татар1, армян и других соседних народностей. Жена курда заменяет курду товарища, как в домашнем быту, так и на войне. Если мужчина отправляется на войну, то женщины дома защищают скот и хозяйство. Храбрость женского пола и дает женщинам право пользоваться довольно большою свободою» (4-35).

Истории известны сотни курдских женщин, отличавшихся своей смелостью, умом и красотой. Академик В. А. Гордлевский, характеризуя курдскую женщину, писал: «Курдские женщины, следуя за мужьями в боях, иногда даже предводительствовали отрядами. Во время Крымской кампании в боях отличалась курдянка Кара Фатма, сформировавшая эскадрон иррегулярной конницы» (6-119). Здесь знаменитый тюрколог имеет в виду Фатму Раш, (т.е. В российских, а позже и в советских источниках до 1925 г. татарами называли «закавказских турок» азербайджанцев. Фатму — дочь Раша), имя которой в письменных источниках, из-за произвольного перевода с курдского («раш»— «черный») на турецкий язык («черный»— «кара»), больше известно как Кара Фатма. Сведения об этой женщине имеются в статье, опубликованной 22 апреля 1854 г. журналом «The IIIustratedn London News».

Обобщая известные факты из ее жизни, можно сказать, что Фатма Раш происходила из Киликийских гор, из г. Мараша (в некоторых источниках ее называют уроженкой Ревандуза), и являлась женой вождя одного из самых многочисленных племен Курдистана. Когда ее муж был по приказу турецкого султана Абдульмеджида I схвачен и заключен в тюрьму Кандия, Фатма приняла обязанности мужа на себя. Чтобы вызволить мужа из тюрьмы (в конце концов, это ей удалось), она даже прибыла в Стамбул во главе отряда из трехсот воинов (7-100).

Европейских журналистов поразила возглавляющая военный отряд курдская женщина в походной мужской одежде и с открытым лицом, гарцующая на великолепном коне. В одном из немецких журналов имеется статья о Фатме Раш и ее изображение с надписью: «Львица Курдистана Кара Фатма в Стамбуле»; в другом источнике ее называют «амазонкой». Все корреспонденты описывают Кара Фатму как брюнетку с черными бровями и глазами, хрупкого телосложения. Практически все европейские корреспонденты подробно рассказывали и о ее коне. Немецкий востоковед Scheiweiger von Larschenfeid в своей исследовательской работе «Женщины мира» (1881) так описывает коня Кара Фатмы: «Конь Кара Фатмы, с его длинной и густой гривой и хвостом, мощной головой, выгнутой шеей имеет характерные свойства Курдистан-ских коней» (7-103). О встречах с Кара Фатмой упоминал также Джавдат-паша (один из османских военачальников) в своем дневнике и Камуран Али Бадирхан в работе («Орел Курдистана») написанной совместно с немцем Гербертом Ортеллом. (Джавдат-паша указывал, в частности, что Кара Фатма была из курдского племени Cirit).

Лятиф МАММАД Журнал Голос Женщин №4 2003 г.

1. Минорский В. Ф. Курды. Заметки и впечатления. Старая Русса. 1915, № 5.

2. Никитин В. П. Курды. М., 1964.

3. Вильчевский О. Л. Введение в этническую историю курдского народа. М., 1961.

4. Хачатуров К. Курды, черты их характера. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 20. Тифлис, 1894.

5. Лерх П. В. Исследования об иранских курдах и их предках, северных халдеях. Кн. 1. СПб., 1856.

6. Гордлевский В. А. Избранные сочинения. Том 3. М., 1962.

7. Ilhami yazgan.Bat.gazeginlerin seyahatnamelerinde kurtler.Koln, 1997 (на турецком языке).

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top