Россия

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ ЮРИЯ НАБИЕВА – СОВЕТНИКА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА РЕГИОНАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ИРАКСКО

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ ЮРИЯ НАБИЕВА – СОВЕТНИКА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА РЕГИОНАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ИРАКСКО

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ ЮРИЯ НАБИЕВА – СОВЕТНИКА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА РЕГИОНАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ИРАКСКО— Г-н Набиев как вы оцените настоящую ситуацию курдов в Ираке?

-Ситуация такая, о которой мы еще недавно не смели и мечтать. Президент и ряд министров Ирака – курды, курдский язык – второй государственный язык Ирака. Курдистан – полунезависимое государство, со своим правительством, своей армией, своими спецслужбами, энергично развивающейся экономикой. Стабильность и безопасность на очень высоком уровне. Четыре университета, несколько спутниковых телеканалов. В общем, полноценное, вполне сложившееся государство. Главные проблемы на данный момент следующие. Это – вопрос Киркука, вопрос нефти, вопрос бюджетного финансирования и вопрос Рабочей Партии Курдистана.

По конституции Ирака, в конце этого года должен быть проведен референдум, который определит административную принадлежность Киркукской провинции. Заметьте, провинции, где добывается большая часть иракской нефти! Практически никто не сомневается, что по итогам референдума Киркук отойдет курдам. Отсюда буквально истерика некоторых соседних правительств, которые стремятся любой ценой помешать разрешению киркукского вопроса. Отсюда – и муссирование вопроса о базах РПК в регионе, которое сводится, собственно, только к одному – найти благопристойный повод для вторжения в Курдистан и недопущения референдума. Вопрос нефтяного закона сводится к тому, что в центральном правительстве не хотели принимать требований курдов: контроля над вновь открытыми месторождениями со стороны региональных властей и определенной схемы раздела доходов от старых месторождений (остающихся в федеральной собственности), которая бы гарантировала справедливую долю всем этнорелигиозным группам Ирака. К этому же сводятся и споры вокруг распределения бюджета – так, например, Багдад пытается вдвое сократить требуемые Эрбилем средства на содержание курдских сил пешмарга (т.е. он предлагает ограничиться субсидированием 90 тыс. человек, а не 190 тысяч, как требуют курды). Но это проблемы, решаемые в рабочем порядке и в рамках конституции. Тем более что курды имеют реальную возможность заблокировать любой несправедливый закон. По конституции три провинции Ирака могут наложить вето на любой закон.

— Сегодня многие аналитики и политики говорят о необходимости создания свободного Курдистана. Как Вы думаете, чем объясняется эта необходимость?

— Разумеется, курдский народ, как и все народы, стремится к независимости и имеет на нее законное право. Тем более, что курдов – до 40 миллионов, и это второй после арабов по численности народ на Ближнем Востоке. За последние десятилетия численность курдского населения, благодаря демографическому буму, резко возросла во всех странах проживания. Движение курдов в сторону строительства своего национального очага приобрело необратимый характер. Это ясно всем – и нашим друзьям, и врагам. Вопрос, следовательно, не в наличии или отсутствии у курдов права на независимость, а в целесообразности его осуществления.

-Существует точка зрения, согласно которой предоставление курдам их законных прав вызовет кровавый хаос на всем Ближнем Востоке.

Мы полагаем по-другому. Мы видим, что подъем национального самосознания и политической борьбы курдов – объективный процесс, который не зависит ни от чего, следовательно, к хаосу может привести попытки силового подавления курдов. Но это – вопросы достаточно абстрактные. Сейчас насущны прежде всего конкретные проблемы статуса Иракского Курдистана. Именно о нем идет речь, когда говорят о курдской независимости. И тут положение такое: как это ни парадоксально может показаться на первый взгляд, но курдам невыгодно форсировать приобретение независимости. Действительно, в настоящий момент Иракский Курдистан находится в рамках международно- признанного государства, при том что фактически он независим и признает власть багдадского правительства ровно в той мере, в какой этого желает. Раздел Ирака может привести к тому, что независимый Курдистан окажется со всех сторон окружен враждебными государствами: Турцией, Ираном, Сирией и суннитским образованием в Ираке. Такое положение способно создать больше проблем, чем решить. Поэтому, пока что цель иракских курдов – укрепление своей государственности в рамках Ирака. Дальнейшее зависит от ситуации в самом Ираке. Если ситуация там стабилизируется и возникнет действительно федеративный, демократический и плюралистический Ирак – курдский вопрос будет решаться в его рамках. Если в Ираке вновь возникнет диктатура – что впрочем практически невероятно – мы разумеется будем защищать свою свободу всеми средствами, и Америка при этом будет на нашей стороне. Если гражданская война усугубится и станет очевидно, прежде всего, в Вашингтоне, что разделу Ирака нет альтернатив – Курдистан получит независимость. Сейчас главный вопрос – Киркук. Наши соседи полагают, что, получив в свое распоряжение киркукскую нефть, курды настолько усилятся, что станут не просто фактически независимым государством, но и – вообще одной из ведущих нефтяных держав региона. И, безусловно, экономические и политические центры влияния сдвинутся в столицу Курдистана – Эрбиль (или Киркук, если столица будет перенесена в Киркук), и это будет важнейшим политическим моментом в курдской истории. Это, а не подъем курдского флага на лужайке перед зданием ООН. Флаг будет уже завершением, тем самым концом, который венчает дело. Если ты построил дом – то можно водрузить на крышу свой флаг. Тогда как некоторые думают, что главное поставить флаг – а дом как-нибудь сам собой построится.

-Какие геополитические изменения ожидает ближневосточный регион, после того как там будет провозглашена независимая курдская республика?

-Прежде всего, образование национального курдского государства окажет огромное влияние на курдов соседних стран – Турции, Сирии, Ирана, на их борьбу за свои права. Далее, в регионе появится стабильное демократическое государство, целиком разделяющее западные ценности, категорически враждебное исламистским, фашистским и террористическим идеологиям, захлестнувшим сейчас Ближний Восток. Это будет огромным шагом вперед. Далее, Турция потеряет (собственно, уже теряет) свое положение эксклюзивного союзника и партнера США на Ближнем Востоке. Уже сейчас, в деле вокруг угроз турецкого вторжения, США жестко демонстрируют, что они готовы принять сторону курдов против турок. Т.е. что курды – в большей степени союзники для них, чем турки. До поры до времени основное, что привязывает американцев к Турции – наличие в ней главной американской военной базы, Инджирлик. Но Курдистан уже превращается в реальную альтернативу. В Сулеймание, например, ведется строительство аэропорта с самой большой в мире взлетно-посадочной полосой, которая вполне сможет принимать американские стратегические бомбардировщики. Так что, видимо, в ближайшем будущем американцы уже не будут зависеть только от Инджирлика.. Сирия, с ее курдским населением, зажатая между Курдистаном, Турцией и Израилем – вовсе перестанет быть сколько-нибудь серьезным международным игроком. Да и Ирану придется, видимо, пересмотреть многие свои позиции. Здесь важно отметить, что курды не хотят конфликтовать ни с одним народом. Мы хотим иметь добрососедские отношения со всеми народами региона в том числе и с Турцией, которая имеет для нас очень важное значение. Дело только за Турцией, которая должна признать национальные права курдов.

-Как Вы думаете, может ли создание Курдской республики повлиять на международное сообщество в плане признания независимости непризнанных стран постсоветского региона?

-Я не думаю, что прецедент играет здесь определяющую роль. Казуисты всегда смогут найти оправдания, почему правила, признанные ими в одном случае, неприменимы в другом. Было бы желание. Признания новых государств обыкновенно делаются под давлением непреоборимых исторических и политических обстоятельств, а не под влиянием прецедентов. Тем более что, если Курдистан возникнет, он возникнет в результате распада Ирака, где не останется легитимного центра, который мог бы предъявить права на Курдистан. При этом нечего и говорить, что курды сочувствуют всем народам, борющимся за свою независимость и свое национальное признание, и заинтересованы в том, чтобы делиться с ними опытом и объединять усилия в деле пересмотра старого несправедливого порядка, фактически ставящего нерушимость границ выше права народов и в результате приводящего лишь к постоянным кровопролитным конфликтам на почве национального самоопределения.

— Как Вам представляются перспективы армяно-курдских отношений? Какие политические и экономические акценты могут стать приоритетными в отношениях двух народов?

-Армяне и курды тысячелетиями жили бок о бок — это аборигены региона. За исключением периода предшествующему распаду Османской империи каких либо серьезных конфликтов между нашими народами я не припомню. Более того наши народы удачно дополняли друг друга в экономической и общественной жизни.

Сегодня на Ближнем Востоке и Южном Кавказе происходят громадные перемены, которые, я убежден, изменят лицо региона коренным образом. В этих процессах безусловно активную роль играют армянский и курдский народы. Потенциал сотрудничества наших народов в деле построения в регионе справедливого и безопасного мира поистине огромен. Но, к сожалению, сегодня, несмотря на открывшиеся возможности, уровень взаимодействия между Арменией и Иракским Курдистаном фактический равен нулю. В этом вина и курдов и армян. На мой взгляд курды и армяне могли бы совместно продвигать на международной арене идеи приоритетности права народов на самоопределение. В настоящее время мне представляются интересными вопросы экономического сотрудничества между Арменией и Иракским Курдистаном, которые представляют из себя непаханое поле. Почему бы армянским компаниям не участвовать в различных проектах бурно развивающегося Курдистана. Я уже не говорю о культурном и гуманитарном сотрудничестве, о контактах между общинами в Армении и Курдистане, об обмене студентами и командировках научных деятелей. Наверно общественности в Армении было бы интересно узнать о процессах происходящих в Иракском Курдистане, а курдам интересно познакомится с жизнью современной Армении. Насколько мне известно ни один представитель армянских СМИ не побывал в Курдистане. Мне представляется, что вакуум в наших отношениях очень опасен для наших народов, об этом свидетельствует опыт нашей истории. Не обязательно, чтобы сразу встречались президенты. В Армении и Курдистане проводятся много различных мероприятии куда можно было бы приглашать друг друга, проводятся спортивные соревнования фестивали культуры и т. д. Одним словом здесь непочатый край работы. Мне представляется интересной идея создания совместной армяно-курдской рабочей группы из экспертов, которая бы подготовила конкретные предложения по сотрудничеству между Иракским Курдистаном и Арменией на современном этапе.

© Аналитический Центр «Митк»
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на «АЦ МИТК» обязательна.

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top