Курдистан

Авантюристы и политики: два подхода в национальном движении

Мураз Худоян — В последние дни все чаще раздаются голоса, обвиняющие лидеров Иракского Курдистана чуть ли не в измене национальному делу. Измена, с точки зрения критиков, состоит в том, что они не оказывают всемерной поддержки партизанам РПК в их борьбе против Турции. Особенно достается в этом отношении Джалалу Талабани. Трудно сказать, как представляют критики оптимальное поведение иракских курдов в этих условиях. Быть может, Эрбиль с их точки зрения должен открыто заявить о своей солидарности с РПК и послать пешмарга против турок? Но этого же самого хотят и турецкие военные, полагающие, что тогда у них появится повод нанести по Иракскому Курдистану такой удар, от которого он уже не оправится.

Положим, однако, что предполагаемая турецко-курдистанская война нанесет сильный удар и по самой Турции. Но тут возникает другой вопрос: имеют ли право лидеры Иракского Курдистана ставить на карту все грандиозные успехи – экономические, социальные, политические – достигнутые за 17 лет? Чем это будет, как не худшим видом авантюризма, от остатков которого курдское движение в Ираке, слава богу, давно освободилось? Как не предательством собственного народа – не абстрактной «курдской нации», а жителей Иракского Курдистана, тех конкретных людей, за благополучие которых Барзани и Талабани несут первостепенную ответственность и которых горе-патриоты всегда готовы принести в жертву абстрактным «общенациональным интересам»?

За последние десятилетия в Курдистане (и диаспоре) выработался особый тип «профессионального патриота». Это – человек, искреннейшим образом уверенный, что у него существуют права, а у всех остальных по отношению к нему – исключительно обязанности. Это – человек, который громогласно провозглашает, что, раз у курдов нет собственного государства, то и он не желает считаться ни с какими законами. Этого рода персонажи понимают национально-освободительную борьбу не как сложный комплекс мер, среди которых военные являются лишь дополнением к политическим, а как постоянное «мочилово» без конца и без края. Сами того не сознавая, они толкают курдские организации за тот рубеж, где в них начинают видеть сборище невменяемых экстремистов. А невменяемые люди не воспринимаются как политические субъекты – ибо они недоговороспособны по определению. Этому типу противостоит тип патриота-политика, хорошо понимающего, что он живет в сложном и взамозависимом мире, что в этом мире существует много сил, у которых есть свои интересы, и что эти интересы следует уважать, если ты хочешь, чтобы уважали твои интересы.

Экстремизм в свое время не был чужд и иракским курдским партиям – иначе не случилось бы печальной памяти гражданской войны. К счастью, он давно преодолен. И в ДПК, и в ПСК возобладало государственное мышление – и именно благодаря этому мышлению Иракской Курдистан превратился из объекта в важный субъект мировой политики, именно благодаря ему к словам Барзани и Талабани прислушиваются в мировых столицах, наконец, именно благодаря ему и само нападение Турции на Иракский Курдистан вызвало такой мощный резонанс в мире. Напомним, что турки проводили такого рода «трансграничные операции» и в 1990-е годы – кто тогда это замечал?! Руководство РПК также состоит из разумных людей, понимающих, что у Эрбиля перед ним не больше обязательств, чем у него перед Эрбилем, т.е. собственно вообще никаких. РПК точно так же не может требовать от Эрбиля, чтобы он защищал ее интересы, как Эрбиль не может требовать, чтобы РПК отстаивала интересы Иракского Курдистана.

Поэтому позиция вооруженного нейтралитета, которую заняли иракские курды, является безусловно наиболее разумной изо всех возможных. И именно она дает Эрбилю моральную силу требовать, чтобы Турция решила курдскую проблему политическим путем и вывела свои войска из Ирака – и эти требования воспринимаются в мире не как бессмысленные выкрики лидеров боевиков, но как веский и солидный голос государственных деятелей.

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top