В мире

Бесполезно и опасно бежать впереди турецкого паровоза

ImageВсе страннее и странее

Вадим Макаренко «Поддержка сомнительных друзей в надежде на их помощь в какой-то сложной геополитической игре либо отречение от них в расчете на дивиденды со стороны партнеров из стран цивилизованного мира… А ставки в этих отношениях высоки и составляют миллиарды долларов, поскольку Турция является одним из ключевых российских экономических партнеров» («Коммерсант», 18 июля 2005)

Странная позиция российской деловой газеты, которая оказалась религиознее папы Римского, то есть самих турок, в попытке аргументировать требования внести Рабочую партию Курдистана в число террористических организаций.

Рабочая партия Курдистана
Рабочая партия Курдистана – это марксистская партия, возглавившая в середине 70-х годов борьбу турецких курдов за национальное освобождение. Тогда это была обычная практика, и многие народы добились независимости. Но Турция в годы холодной войны была слишком важна, чтобы допустить ее раскол на части. Сейчас РПК практически полностью разгромлена. Ее лидер Абдулла Оджалан, необоснованно понадеявшийся на российскую поддержку и не сумевший получить политическое убежище в России, был схвачен и приговорен к смертной казни, которая заменена на пожизненное заключение. Он сидит в одиночестве в тюрьме на островке Имрали. Есть сообщения, что он как-то пытается управлять партией через своих адвокатов, но вся его активность сейчас находится под контролем турецких спецслужб. Оставшиеся на свободе члены его партии пытаются реорганизоваться, но фракционная борьба, подозрительность и постоянный прессинг турецких спецслужб делают свое дело. РПК без такого лидера как Оджалан не выживет в подполье.

В этой ситуации и для самого Оджалана и для остатков его партии лучший выход – это отказаться от вооруженной борьбы, набраться терпения и ждать позитивных преобразований в Турции, когда могло бы произойти возвращение Оджалана на политическую сцену страны. Но в партии нет единства по этому вопросу, да и в Турции членов РПК ждет только тюрьма.

Апо Оджалан – прагматичный политик и он умеет ждать

Оджалан не первый политик из числа лидеров национально-освободительных движений, который попал в заключение. Абдулле Оджалану осталось только ждать перемен, ему как никому другому подходят слова Владимира Маяковского: «Славлю Котовского разум, который за час перед казнью тело свое каленое японской гимнастикой мучил».

Конечно, Апо Оджалан уже не молодой человек, но еще и не старый. Более 20 лет был в аналогичном заключении будущий нобелевский лауреат и президент ЮАР Нельсон Мондейла. Но вышел на свободу. Кстати, недавно Европейский суд по правам человека поставил под вопрос справедливость суда над Абдуллой Оджаланом и потребовал от Турции повторного процесса с реальным состязанием сторон обвинения и защиты. Вот это и есть позиция западных демократий, которую почему-то не замечает комментатор «Коммерсанта».

Все рычаги этих политических процессов находятся в Турции. Если эта, по словам г-на Сысоева, «демократия» сумеет обуздать демократические процессы в стране и сумеет не допустить реального участия курдского населения в политической жизни, то Оджалан так и умрет в одиночестве на острове. Сейчас Оджалан много занимается историей. Политикам это полезно, особенно в периоды вынужденного простоя. Вон Уинстон Черчиль, хоть, правда, и один из организаторов курдского горя, прожил таким образом почти до ста лет и даже получил именно за исторические работы нобелевскую премию, а сделал ведь немало и без того.

А если в Турции все-таки пробьются ростки демократии, то Оджалан, если не произойдет какой-либо трагической случайности, это, возможно, один из будущих государственных деятелей федеративной Турции. Такой вывод мог бы показаться политической утопией, если бы не распад СССР еще в середине 70-х годов. Или свержение Саддама Хусейна в Ираке силами многонациональной коалиции, казавшееся невероятным еще в начале 90-х, но которое свершилось и открыло путь к реальному федеративному устройству этой страны, а бывшие курдские партизаны – пешмерга (буквально: идущие на смерть)– стали президентами Ирака и Иракского Курдистана. Эта-то перспектива и не нравится многим кемалистам в Турции.

В середине 90-х годов я лично и в присутствии членов РПК много часов разговаривал с Абдуллой Оджаланом. Это человек, способный реально оценивать обстановку и делать из нее выводы. Безусловно, что он понимает, что путь террора – это негодный путь для курдов, который он не мог санкционировать. Все ведущие курды-политики Турции и курдского национально-освободительного движения осудили эти теракты, а Рабочая партия Курдстана заявила о своей непричастности к ним. Этот взрыв – провокация, кто бы ее ни устроил. Никому не известны «ястребы Курдистана». Турецкие спецслужбы имеют все возможности и даже намного больше, чтобы знать все террористические организации. Никаких ограничений у них в деятельности нет. Турция не Британия, не Испания и даже не Россия. Даже если смертницей оказалась и курдянка (о чем сведений пока нет), то это все равно – почерк либо провокаторов, либо алькаиды, а не партизан Оджалана.

Недавно демократический Лондон показал образец расследования теракта, когда в течение нескольких дней были названы, по крайней мере, его исполнители. И хотя они оказались пакистанцами, никто из официальных политиков страны не обвинил пакистанскую общину или исламскую общину Великобритании в терроризме, хотя конкретные преступники, как обещал Тони Блэр, будут пойманы и наказаны. Британские спецслужбы уже добрались и до Египта, где оказался один из подозреваемых в теракте.

Цель провокаций в Кешме и Кушадасы – засунуть «курдское тесто» обратно в котел. Определенным силам в Турции хотелось бы замедлить, а то и повернуть назад процессы признания, как минимум, 20% курдской составляющей Турции, сделанные нынешним правительством только в ожидании вступления Турции в Евросоюз. А здесь наметилось явное замедление, если не откат. Какие-то странные представления у г-на Сысоева о демократии. Видимо, 10% порог для участия партий в парламенте, по его мнению, более демократичен, чем 7% и уж, конечно, не то, что 5% или, скажем, 3%. Только, г-н Сысоев, кемалистским политикам не помогает и этот барьер, поскольку все равно приходится сажать курдских депутатов, которые не скрывают, что они курды. Чтобы попасть на десять лет в тюрьму в Турции не надо взрывать «маршрутку», достаточно заявить в парламенте, что ты курд и будешь добиваться равных прав для курдов. Вот такая там, г-н Сысоев «западная» демократия. Вы наверно, не разглядели. Как говорил наш поэт, который, правда, не был в Турции, «лицом к лицу лица не увидать».

Чего Турция добивается от нас?

Все знают о так называемой поправке Джексона-Вэника, которую США ввели против СССР, но которая и через 15 лет после распада СССР, когда все евреи, которые хотели и могли покинули страну, не отменена.

Ничего странного. Существует в дипломатии такой способ оказания давления. Вводится какое-то ограничение под реальным или надуманным предлогом, а затем оно используется для получения односторонних преимуществ. Вы нам уступите в этом, а мы потом отменим. Уступаем, но ничего не отменяется. Мало уступили. Вот сродни такой поправке и турецкое требование. Российская сторона конкретно указывает на то, что чеченские боевики слишком свободно чувствуют себя в Турции, а часть боевиков задержанных или убитых на территории Чечни, имеет турецкие документы, а нам про РПК. Вы внесите РПК в список террористических организаций, а мы посмотрим. Мы про газ, что нельзя, мол, его перепродавать без нашего согласия и участия, а нам про РПК. Вы внесите, а мы посмотрим. Видимо, г-н Сысоев забыл, как бывает на восточном базаре, кто сильнее, то и диктует цену.

Что требуют турецкие спецслужбы? Они добиваются выдачи из России активистов РПК? Какие проблемы? Уж если Оджалана заставили выехать, то с кем будут мелочиться? Есть установленные процедуры. Делала ли Турция соответствующие запросы? Они хотели бы сделать все без процедур и формальностей, но Россия уже или еще не та. Видимо, Геннадий Сысоев, комментатор ведущей деловой газеты страны, считает, что Россию надо довернуть под Турцию. Турецкого опыта нам еще не хватает.

Турция не США, почему же она может давить на Россию?

Российские чиновники сами сдали все козыри Турции. Построили на российские деньги газопровод «Голубой поток» в Турцию, который еще окупать и окупать. Но теперь Турция заламывает свои условия. Другая уязвимая точка России — транспортировка нефти через черноморские проливы. Но кто виноват, что не были своевременно подготовлены альтернативные пути транспортировки нефти? И сегодня все еще сомневаются, не сложить ли все яйца в одну корзину и не отдать ли ее на хранение г-ну Эрдогану, как представителю «развитой демократии». Российские чиновники все еще спорят-рядят вести нефтепровод через Болгарию и Грецию или еще раз попробовать турецкий вариант. Как медом намазано.

Вновь возник вопрос о поставке в Турцию наших боевых вертолетов. Видимо, в Анкаре не очень-то рассчитывают на мирные пути развития демократии на Ближнем Востоке. Нет ничего странного в том, что Анкара не очень-то рассчитывает на своих партнеров по НАТО. Могут и не поставить: демократии маловато. Но это по западным двойным, как считается, стандартам, а вот Россия не вмешивается во внутренние дела Турции. У нее для всех один стандарт. Нужны вертолеты, можете заплатить, пожалуйста. Нет проблем в том, что Турция вместе с Азербайджаном держат в блокаде союзника России по всем постсоветским организациям Армению. Россия не вмешивается в двусторонние отношения: поставим Турции вертолеты, Армении – танки и другие адекватные системы. Это же не теннис, можно играть, как в шахматах, с двух сторон. Уже поставляли в Германию по 22 июня. Но кем-то считается, что от этого растет наше влияние в регионе, да и ВПК поддержим.

Кто такие курды в России?

Чем может Россия помочь Турции с курдами? Видимо, речь идет о том, чтобы взять под контроль курдские культурно-просветительские организации, действующие на территории России. По публикации газеты «Коммерсант» создается впечатление, что речь идет об организациях, которые являются внешними или посторонними для России. Но это не так, курды — это один из многочисленных народов, проживавших на территории Российской империи, затем СССР и сейчас в России. Они разделили вместе с русским и другими народами нашей страны все тяготы и несчастья, на которые был так богат XX век для России.

Кстати не без турецкой помощи. Весь двадцатый век Турция, «спасенная» от раздела по этническим границам большевистской революцией в России, была во враждебном нам лагере. Но, как говорится, кто старое помянет, тому глаз вон…Никто нам столько вреда не принесет, как мы сами себе сделаем.

Вернемся к курдам. У них был свой Красный Курдистан, которого они лишились, позже они попали в число репрессированных народов, и миллионы курдов были разбросаны по просторам Средней Азии. Но и после сталинских репрессий они так и не получили возможности вернуться в места своего постоянного проживания.

У курдов СССР были крайне ограничены возможности поддержания своей веры и своей культуры, но они все равно сохранились как самостоятельный народ. Сегодня курды не только в Турции, Ираке или Иране, но и в России хотят говорить по-курдски, ощущать себя курдами. Для этого они, как и все другие национальности и народы России – украинцы, азербайджанцы, евреи, русские и другие народы, — создают культурные автономии и общественные организации. Чтобы собрать свой фольклор, чтобы помогать создавать семьи, поддерживать друг друга, чтобы было кому прийти на свадьбу и на похороны. Рассказывать о том, что волнует курдов и что не слишком интересно другим гражданам России. Например, как идет строительство курдской автономии в Ираке, о настроениях и тревогах курдов. В отличие от турецкой «демократии», где все это запрещено, а курдов как национальности официально не существует, в России все это предусмотрено и положено курдам по закону. Все это обычная практика в современной России. И пока еще не Турции учить Россию демократии.

Так чего добиваются турки? И на каком основании либеральная газета требует ввести жесткий контроль за деятельностью этно-культурных организаций одного из коренных российских народов? Да на том основании, что часть этих организаций либо имела связи с Рабочей партией Курдистана, либо разделяет или симпатизирует ее идеологии борьбы за независимость курдов. А почему курды не могут добиваться независимости или той или иной формы культурно-государственной автономии на территории Турции, если это право получили многие народы мира, с куда менее известной историей и куда более малочисленные, чем курды. Почему часть курдов не может симпатизировать борьбе своих собратьев за демократические свободы в Турции или в Иране?

Конечно, курдов в России слишком мало, чтобы повлиять на позицию российского правительства, чтобы оно заняло более активную позицию и потребовало от Анкары соблюдения гражданских и личных прав и свобод курдов в Турции. Но как раз эту позицию Россия, которая вспоминает своих героев, могла бы занять сама, как она делала это до злосчастной революции, в которой страна лишилась своей национальной элиты. Именно это должна была бы Турция сделать, чтобы получить доступ к российскому газу, не говоря уже о безоговорочном обеспечении свободы судоходства в международных проливах, предусмотренном соответствующими международными конвенциями. О каком газе для Турции может идти речь, если министр обороны России Сергей Иванов недавно в Мюнхене заявил, что турецко-российские отношения омрачает присутствие в Чечне турецких «благотворителей». Большинство наемников, которых уничтожают федеральные силы в Чечне, являются гражданами Турции, подчеркнул министр. «Такие инциденты, несомненно, негативно отразятся на развитии отношений с Турцией, которая является членом НАТО и международной антитеррористической коалиции», — указал министр обороны РФ. Но, как мы видим, происходит обратное. И это не первое заявление нашего министра.

Встречным курсом

Но премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган прибыл в Россию не с извинениями, а с требованиями. «Опять за рыбу деньги»… Опять РПК… Странно и то, что ведущая деловая газета страны считает, что произошедший накануне «теракт дал турецкому премьеру дополнительный козырь на переговорах с президентом России». С какой стати?

Откуда такое мнение у газеты «Комерсант»? Видимо, кто-то дал основание думать турецкому премьеру думать, что его необоснованные требования будут в России приняты. Эта мысль сквозит у обоих авторов публикаций в «Коммерсанте», а г-н Сысоев возводит все почти в ранг апокрифа: « А сейчас после субботнего теракта, совершенного против мирных туристов…, премьеру Эрдогану сам Аллах велит настойчиво требовать от Москвы отречения от «покровителей террористов». Хорошо еще, что не назвал Москву в числе покровителей террористов, хотя какую-то курдскую карту в руках Москвы все же разглядел. Не в те руки смотрите, г-н Сысоев.

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top