О нас

“Капля меда” Лчашена

Вечером, 6 ноября, на полевом угодье “Кашарнер”, что близ Гегаркуникского села Варсер, был избит и в тот же день скончался езид Кярам Авдалян. Прокуратура Гегаркуникского марза возбудила уголовное дело, нашла виновного и взяла его под арест. Случай так и прошел бы для всех бесшумно, если бы не родня Авдаляна, бурно обжаловавшая приговор и утверждающая, что арестован “ошибочный” преступник.

Через месяц после гибели Кярама Авдаляна, 7 декабря, члены его семьи и родственники организовали митинг перед зданием, где заседает президент РА, требуя отпустить на свободу “невиновного человека, арест которого сфабрикован” и посадить истинного, по их мнению, виновника убийства Кярама, коим является глава села Лчашен Гегаркуникского марза.

Митингующие езиды считают, что Кярама жестоко избил сельский глава Лчашена Корюн Маркарян, с шестью сообщниками. Основанием для обвинения послужил рассказ двух родственников убитого, присутствовавших на вскрытии жертвы. На трупе были обнаружены явные следы побоев, перелома ребер, а мозг и внутренние органы — сплошь в сгустках крови.

“Один человек не может так избить”, — говорит брат умершего. С другой стороны, он считает, что без попустительства сельского главы никто бы не посмел пойти на столь “жестокое убийство”, тем более, простой пастух.

67-летняя мать Кярама, Гюлизар, устав от безрезультатности митинга, облила бензином и подвергла самосожжению себя и своих трех внуков — детей своих погибших сыновей: 16-летних близнецов Сурена и Ромика и их двоюродного брата — 12-летнего Армена. С ожогами 2-ой и 3-й степени, пострадавших перевезли в больницу, а история Авдалянов оказалась в центре внимания прессы.

“Пока не прольется кровь – вопрос этот не решится”, — убежден Агит — брат умершего от жестоких побоев Кярама Авдаляна.

По его мнению, прокуратура Гегаркуника твердо знает, кто реальные преступники, но, тем не менее, взяла под арест 70-летнего старого пастуха Аветика Маркаряна, который “получил от гюгапета (главы сельской общины) подкуп и взял вину на себя”.

“Я позвонил брату именно в то время, когда его уже избили. Он еле говорил, сказал, что Лчашенский глава со своими людьми побил его, сказал “скорее, спаси меня”, — рассказывает Агит и отмечает, что, после телефонного разговора, спустя 5-6 минут, его брат скончался.

“Все что угодно можно говорить от имени умершего человека… Они все придумали”, — сердито говорит Сос — сын арестованного Андраника Маркаряна и особо обращает внимание на то, что его отцу не 70, а 50 лет. “Отец не просто так ударил Кярама. Стадо езида уничтожило до 30 га посевной площади, имущество почти 100 хозяйств. Растоптаны два наших поля и, после всего этого, Кярам избил моего отца за то, что тот прогнал овец”, — говорит Сос.

Житель села Зовуни Котайкского марза, езид по национальности , 42-летний Кярам Авдалян с многочисленной семьей временно проживал в палатках, разбитых на полевом угодье под названием “Кашарнер” в селе Варсер (Гегаркуник). Как рассказывает Агит, 6 ноября, стадо овец Кярама проникло на поле Лчашенского пастуха Аветика Маркаряна. Последний же, компенсируя убыток, погнал и увел все стадо: 850 овец. Дети Кярама позвонили уехавшему в Раздан отцу и рассказали о случившемся. Но, до его приезда, женщинам семьи удалось своими “ мольбами — просьбами ” вернуть овец.

“Мой брат со своим армянским другом из села Варсер Оником и его внуком пошли выяснять, почему пастух увел его животных, ну…, чтобы этого больше не повторилось”, — рассказывает Агит и особо подчеркивает, что во время встречи с Аветиком, 17-летний внук Оника – Эмин, неожиданно для Кярама, ударил пастуха Аветика кулаком и рассек ему бровь. “Мой брат не хотел драки, он попросил у пастуха прощение, помыл ему лицо водой из своей машины”, — говорит Агит, утверждая, что обо всем этом расстроенный Кярам лично рассказал родным, когда, проводив Оника и его внука, вернулся в палатку.

Жена Аветика – Арегназ Хачатрян, считает: ”Все это ложь, мой муж пришел домой с обезображенным лицом, со сломанными зубами, окровавленный и рассказал, что его избил езид. Первым ударил езид: мой муж никогда бы не сделал это первым. Да, подрались, ударил, случилось несчастье: езид умер, мой муж несет за это наказание, ничего не скажешь… Но ведь на месте умершего мог оказаться и мой муж, не так ли? Я что, тоже должна сжечь своих детей?”- спрашивает жена пастуха Аветика Маркаряна А. Хачатрян.

После инцидента с Аветиком Маркаряном, когда Кярам вернулся в свою палатку, ему позвонил Оник и сказал, что глава Лчашена звонил ему и спрашивал о местонахождении Кярама: “Сейчас он ищет тебя на двух машинах, чтобы убить. Скорее беги или к отцу, или приезжай ко мне”.

Кярам не успел убежать: на расстоянии, приблизительно, в 700 метров от палатки, дорогу его “Нивы” перерезали лчашенцы. Гюгапет выволок Кярама из машины, бросил ударом на землю и вместе с односельчанами жестоко избил его ногами. Кярам еле убежал и спрятался между камнями. Лчашенцы же подошли к палаткам, выругали женщин и детей, пригрозили им, а, перед уходом, гюгапет сказал: “Мы наше дело сделали”.

Сельский глава Лчашена Корюн Маркарян вышеописанное считает “абсолютной клеветой”. По его рассказу, он никакого Оника не знает и, естественно, позвонить ему тоже не мог. “В тот злополучный день избитый Аветик с двумя животноводами пришел в сельскую администрацию и подробно рассказал о случившемся. Я сразу вызвал геоинженера, чтобы точно по карте выяснить с ним сколько посевных территорий испортило стадо езидов. Нас было семеро (я, геоинженер, три пастуха, один из землевладельцев и водитель). На двух машинах мы поехали к езидам. Не доезжая до палаток, встретили белую “Ниву”, Аветик узнал Кярама, и мы остановили его. Аветик побежал в его сторону и ударил его два раза. Я быстро потянулся туда, но езид убежал: эта возня длилась 15-20 секунд. Почему езид убежал, — не знаю. Наверное, подумал, что мы пришли отомстить за Аветика. А о полученных Кярамом тяжких побоях ничего сказать не могу. Идут разговоры, что подобный спор , почему он пустил стадо в чужие поля, возник у него и с езидами. Если бы мы на самом деле, как говорят, избили его, — зачем нам надо было ехать к палаткам — себя показать?”- удивляется глава села и добавляет, — “В палатках были только женщины и дети. Мы им цивилиозованно обьяснили, что их овцы нанесли нашим сельчанам серьезный ущерб. Они нам сказали, что их мужчины уехали в село Варсер и, сразу по возвращению, придут в Лчашен и обсудят вопрос о штрафах”.

“Я им представился как сельский глава Лчашена — Маркарян Корюн. Они меня даже не знали. Но сейчас мое имя не слезает с их уст: сделали из меня преступника”, — говорит К.Маркарян и подчеркивает, — “Они так действуют специально, об этом знают все. Просто, у них есть очень хороший тамада и крестный, который еще и хороший дирижер: составил им такой хороший сценарий… Ратующие за справедливый суд должны требовать данные показаний, данные о том, как идет следствие, а не сразу, на второй день (7 ноября), идти с жалобой о том, почему гюгапет на свободе. Если бы Маркаряна Корюна взяли под арест – это было бы справедливо, да? Вот это и является хорошо составленным “папой” езидов сценарием, продуманным так, чтобы все говорили, что виновный — Корюн, чтобы все требовали от Корюна: что взять с бедного пастуха, что у него есть?… (Под “папой” подразумевается председатель Союза езидов Армении Азиз Томоян — авт.).

“Для езидов глава села – жирный кусок, хороший куш”, — так обьясняет волну действий против гюгапета один из родственников арестованного Аветика Маркаряна.

Глава сельской общины К. Маркарян говорит, что они предложили Авдалянам денежную помощь: “Начались переговоры. Мы сказали, что готовы, с нашей стороны, возместить потерю. Они потребовали очень большую сумму, потом остановились на 50 000 долларах, сказали, что только на похороны потратили 20 000 долларов. Каждый день уговариваем их, что такой возможности у нас нет: можем дать только 15 000, но, посоветовавшись с “папой”, наше предложение вновь отвергается: “пока не получим 50 000 – ждите новых шагов”, — говорят нам. Не то чтобы не хочется принять их условие: несчастье их так велико, что не измеримо деньгами, а, просто, нет возможности дать то, что они хотят, что поделаешь…”.

Агит Авдалян говорит, что ни предложения о возмещении, ни помощи им не предлагали, в то время как на похороны семья его потратила 20 000 долларов.

“Да, случилось несчастье, но можно ли облить собственного ребенка бензином и сжечь… Говорит, дашь 50 000 – хорошо, нет, — что захочу, то и сделаю… Хорошо, но где их взять, когда таких денег у меня нет?”- спрашивает Корюн Маркарян.

Больше всего от ожогов пострадала мать убитого Кярама – Гюлизар. По словам дежурного врача, еще рано говорить не только об их восстановлении (лица близнецов полностью обожжены), но и о том, выживут ли они.

У близнецов, как выяснилось, был еще и бруцеллез, что осложняет их состояние. На лице Гюлизар нет и тени сожаления. Она грозится вновь повторить самосожжения, если это не даст результатов. Тем не менее, ее поступок возымел то действие, к которому стремились Авдаляны: в день самосожжения, 7 декабря, дело было передано в генеральную прокуратуру РА.

Арарат Давтян, Ваге Саруханян, Асмик Ованесян

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top