Пир Дима

ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО И ВНУТРЕННЕЕ УПРАВЛЕНИЕ КУРДОВ

ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО И ВНУТРЕННЕЕ УПРАВЛЕНИЕ КУРДОВКурды — один из древнейших народов мира, который играл и играет важную роль в политической и культурной жизни Ближнего и Среднего Востока. Н. Марр отмечал: «Курдские племена представляли и представляют независимый фактор, значительную общественную силу в Передней Азии»‘.

Курды относятся к числу таких народов, которые делятся на множество племен, а те в свою очередь распадаются на определенное количество родов.

До сих пор, познакомившись друг с другом, курды сразу же спрашивают: из какого ты аширета (племени)? Если курд не знал своей генеалогии и племени, то его сразу же считали безродным человеком, это можно наблюдать и сейчас во многих уголках Курдистана. Так, по сей день среди курдов-езидов Южного Кавказа, племя и род стоит на переднем плане. Среди курдов принято знать наизусть свою генеалогию, часто происходят споры, кто больше знает имен предков.

Нищий пастух-курд не решается представить родным жену-персиянку, если не будет известно, что у нее пышная генеалогия». Это все говорит о том, что курдские племена нуждаются в подробном исследовании.

Этимологический анализ курдских племен, несомненно, мог бы дать ответ на многие вопросы истории курдского народа, помог бы изучению его этнического происхождения и связей.

В древние времена не все народы состояли из племен и кланов. Известный русский ученый Л. 11. Гумилев подчеркивает: «Прежде всего, не все современные народы имеют или имели когда-либо за время своего существования родовое или племенное деление. Такого не было и нет у испанцев, французов, итальянцев, румын, англичан, турок-османов, великорусов, украинцев, сикхов, греков (не эллинов) и многих других. Зато клановая, или родовая, система существует у кельтов, казахов, монголов, тунгусов, арабов, курдов и ряда других народов».

Некоторые историки считают, что родоплеменная раздробленность мешает консолидации этноса и является преградой объединению. Но есть сторонники того, что род и племя являются своего рода иммунитетом против внешнего влияния и ассимиляции. Курды-езиды говорят: «Nabе ku xыna paqij sкlы bibe» («Нельзя чтобы чистая кровь была смешана»).

Вместе с тем необходимо отметить, что у народов с родоплеменным устройством деление на кланы (у кельтов), фратрии, кости («сеок» у алтайцев) и племенные объединения («джус» у казахов) и т.н. конструктивно. Эти внутриэтнические единицы необходимы для поддержания самого этнического единства.

Благодаря родоплеменному устройству курды смогли отстоять свою этническую самобытность от вечно вторгавшихся орд завоевателей наводнявших земли Месопотамии.
Касаясь значения родоплеменной структуры в жизни этносов, Л. Н. Гумилев справедливо отмечает: » Путем разделения на группы регулируются отношения как отдельных особей к этносу в целом, так и родовых или семейных коллективов между собою. Только благодаря такому разделению сохраняется экзогамия, предотвращая кровосмесительные браки. Представители родов выражают волю своих соплеменников на народных собраниях и создают устойчивые союзы для ведения внешних войн, как оборонительных, так и наступательных. В Шотландии, например, клановая система выдержала набеги викингов в X в., нападения феодалов в XII — XV вв., войну с английской буржуазией в XVII — XVIII вв., и только капиталистические отношения смогли ее разрушить. А там, где клановая система была менее выражена, например у полабских славян, немецкие и датские рыцари расправились с нею за два века…

Деление этноса на племена несет функцию скелета, на который можно наращивать мышцы и тем самым набирать силу для борьбы с окружающей средой».

Общественная структура курдского населения в Османской империи и за ее пределами по-прежнему определялась сильнейшими пережитками, которые охватывали не только кочевые или полукочевые организации, но и оседлое население определенных районов. Следовательно, термин «племя» следует понимать здесь в более широком смысле.

Чем дальше мы углубляемся во времени, к истокам существования человечества, тем больший вес приобретает природное единство людей как фактор их консолидации. Комплекс черт, связанных с природным единством людей, можно определить как генеалогический принцип основания этноса. Он обозначает, что истоки своего единства люди ищут в происхождении, общности предков и крови, в схожести антропологических качеств. Родственные связи играют в этом случае решающую роль.

Постоянное общение соседних родов, прежде всего в виде брачно-родственных отношений, привело к образованию более широкого объединения людей — племени, в создании и функционировании которого рядом с фактором брачно-родственного общения родов важную роль играю увеличение самого рода и образование его ответвлений («младших родов»), которые начинали вести относительно автономное существование, но, тем не менее, сохраняли связь с основным родом. Возникновение племенного сообщества не изменило того обстоятельства, что главной социальной средой существования человека остался род и система свойственных ему отношений. В частности, каждый, кто хотел бы присоединиться к племени, должен был стать членом одного из его родов.

Егиазаров писал, что у курдов через постоянное приращение семья распадается на новые отдельные семейства. Совокупность этих семейств, ведущих свое происхождение от общего предка, у курдов называется «тагва» (tahva)… Пока живо воспоминание об общности происхождения, родичи (pismama, qewma) вполне сохраняют тесную, родственную и нравственную связь между собою и, в случае нужды, являются ярыми защитниками друг друга. Тут же он отмечает, что родовой быт, в полном смысле этого слова, у курдов не сохранился; от него остались лишь осколки: нечто вроде родовой опеки и кровная месть.

Когда семья перерастает рамки кровных связей и продолжает увеличиваться, она естественным образом превращается в племя. С расширением семейного круга связующие членов семьи узы привязанностей и привычек ослабевают и сменяются общностью традиций, религии и интересов. Многочисленные члены такой широко разросшейся семьи образуют группу, называемую племенем.

На стадии перехода к классовому обществу родоплеменная организация была уже более сложной. В таком виде она на основании данных Л. Моргана исследована в работе Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». На всем протяжении первобытнообщинного строя племена обычно объединялись в союзы племен, получавшиеся путем дробления, соединения, передвижения и, наконец, сплочения племен.

В арабских источниках курдские племена упоминаются под несколькими наименованиями: «кабила», «ашира», «таифа» и др. В средние века «кабила» воспринималась как племенной союз», включавший связанные различными кровными отношениями группы, а «ашира» состояла из близких родственников. «Таифа» обозначала часть или ветвь какого-либо племени или племенного союза. Арабский лингвист Ибн Манзур (XIII в.) подчеркивает, что «таифа» могла включать группу, насчитывающую до тысячи людей.

Употребляемые арабскими авторами арабские родоплеменные наименования (кабила, ашира, таифа, джамаа, каум, фахд, джил) применительно к курдам не всегда соответствовали действительности и часто носили условный характер. Так, например, известное крупное курдское племенное объединение «ал-хазба-нийа» называлось в разных источниках то «кабила», то «ашира» и т.п.

Необходимо отметить, что и сейчас среди курдов эти термины употребляются, наряду с чисто курдскими словами, такими как бар, барак, даста, бавк, хоз, а также используется слово тюркского происхождения эль.

Курдский ученый Дж. Джалил отмечает, что для определения племенных единиц среди курдов употреблялись термины аширет, кабиль, тайфе, хель и пр. Арабский термин аширет к началу XIX века (помимо обычного значения «племя») выражал новое понятие — «конфедерацию племен», т. е. более крупное объединение нескольких племен, тогда как кабиль продолжал обозначать просто «племя», а тайфе, бар и хель означали более мелкие деления племени, как «род», «колено» и пр.

Следует остановиться на некоторых теоретических вопросах, связанных с понятием рода, существующим в современной этнографии. Как известно, изучение традиционного курдского общества всегда было обосновано связанно с дефиницией рода, с вытекающими отсюда институтом семейно-родственных клановых отношений и с идеологией родства в целом.

Слово «род» как технический оперативный термин означает группу людей, объединенных между собой общим названием, имеющих общего предка …

Из такого понимания рода следует логическое обоснование того, что, в частности, у курдов род выступает как групповое родство, переходящее в генеалогическую структуру в целом. Внутри этой структуры различаются семейное (фамильное), социальное и генеалогическое (легендарное) родство.

Реальные социальные связи оказываются наиглавнейшими в данной структуре, а не столько действительные кровнородственные линии между людьми. Здесь термины родства являются индикаторами определенных поведенческих моделей, поскольку в терминах и системе родства должное может вступить в некоторое противоречие с реальным. Исторически на смену терминам родства в этнографической науке пришло понятие линиджа, которое в качестве инструментария облегчало объяснение генеалогической структуры.

Традиционное курдское общество выделяет в себе несколько подуровней, построенных в определенной иерархии по отношению друг к другу. Курдское племя — аширет — делится на более мелкие объединения, которые находятся между собой в определенном ладу. К ним относятся объединения бар, барак, бавк и входят они в аширет (эль).

Амине Авдал считал неуместным называть курдский бар или аширет родом или племенем и предлагает употреблять термин патронимия. С ним соглашается Мамое Халыт и считает неправомерным употребление таких понятий как «род» и «племя» по отношению к курдскому Пару (кабил) или аишрету (эль).

Он отмечает: «вряд ли правомерно употребление понятий «род» и «племя» даже в их трансформированном виде при характеристике курдов периода конца XIX века с их ярко выраженной классовой дифференциацией. Все же правильнее понятия «род» и «племя» лишь рамками Первобытнообщинного строя. Ведь не случайно, что Амине Авдал в своих работах в известной мере отождествлял понятия «род» и «патронимия»…с развитием социально-экономического уклада на смену былому племенному (родовому) размежеванию приходят совершенно новые типы общностей, уже характерные для классовых обществ, но нередко такие общности складывались, в особенности при ведении кочевой и полукочевой форм скотоводства, при наличии издавна существовавших группировок населения одного родственного корня и самосознания. Это обстоятельство родственного происхождения, которые могли ошибочно восприниматься как «родоплеменные».

Конечно же, употребление термина родоплеменной не может отражать истинной сути курдского бара или аширета, но ради избежания терминологической путаницы ученые опять таки используют утвердившиеся в этнографической науке термины.

Во второй половине XIX и начале XX века у многих народов Кавказа засвидетельствованы факты живучести традиций родственных объединений — патронимии. Да и сегодня в высокогорных районах Кавказа можно встретить такие факты.

Самой большой единицей у курдов считается аширет или как произносят курды ашир. Аширет представляет собой союз племен, т. е. племенным объединением, куда входят барак, бар, бавк.

Курды-езиды Южного Кавказа вместо термина аширет употребляют слово эл, который в свою очередь распадается на кабилы или бараки, а те в свою очередь на множество бавов (бавек) т.е. колен или родов. Так, например племя мандеки которое обитало в Ванском вилайете входило в состав племенного союза зукри. но оно в свою очередь распадалось на несколько ветвей-бавов (колен) например: касими, мамади и далки. Необходимо отметить, что главная (основная) часть племени мандеки населяет Шангальские горы (Синджар) в Иракском Курдистане и является отдельным племенем, не входившим в какое ни будь племенное объединение.

Часто случалось, что род разросшись и размножившись, становился племенем, а иногда наоборот племя по разным причинам, будь то война или чума, сокращалось и становилось родом. Сократившееся в количестве племя вынуждено было примкнуть к другому племени и тем самым превращалось в род. В самом лучшем случае такие осколки племен создавали новые племенные объединения, такие как эль (ашир).

Так, например, езидское племя анкоси в Грузии и Армении считается отдельным независимым племенем, тогда как до известного переселения его на север (Ван, Карс, затем Южный Кавказ) это племя входило в состав союза племен аширет халти, исконным местом обитания которого являются окрестности г. Диярбакир. Да и сегодня там анкоси относится к аширету халти.
Курдские племена состоят обычно из семьи главы племени и еще нескольких семей, связанных между собою более или менее тесными узами родства. В курдском племени отмечают две ясно различаемые части — постоянную и непостоянную. Непостоянная часть складывается из пришлых элементов, которые примыкают то к одному, то к другому племени, так что исследователи зачастую не могут дать точную оценку их численности. Постоянный же состав племени, его ядро это семьи, состоящие в родстве с семейством главы племени.

Не всегда племя строится на основе кровных связей. Часто примыкающие к племени инородные элементы со временем растворяются, и принимает название главенствующей группы.

П. Рондо пишет, что обычно племена охотно принимают пришельцев, и те охотно могут добиться высокого положения в племени. Курды высоко ценят чужестранцев и, принимая их в свою среду, твердо рассчитывают на их ассимиляцию. Племя уверено в своих силах; оно определяет весь ход общественной жизни и стремится воздействовать на всех. Племенное чувство во многом определяет, например, отношение курдов к религии». Если у курдов-мусульман в редких случаях может, и допускалось, чтобы чужестранец примкнул к племени, то у курдов-езидов это было невозможно, так как это не могла позволить их религиозная доктрина. Очевидно, Рондо под словом чужестранцы подразумевает пришлое курдское племя примкнувшее позже.

Лоуи считает, что «даже на низкой ступени общественного развития соседские отношения определяют в решающей степени и независимо от кровного родства солидарность членов общины».

Необходимо отметить что, зачастую среди курдов трудно отличить род от племени.

Известный антрополог Кроебер считал что, «племя является политической единицей, а семья — часть рода — представляет собой общественную единицу и составную часть этой политической организации. Племя соответствует… государству или нации. Род является чем-то вроде расширенной семьи».
Ссылаясь на Петрушевского, В. Никитин отмечал, что «кочевые племена рассматриваемого периода, как и турко-монгольские кочевые племена XIII и XV веков, не являлись объединениями, основанными на кровном родстве, и их члены не происходили от общего предка. Это были искусственно созданные образования, сложившиеся из осколков различных семейных групп, существовавших в более ранний, дофеодальный период». К тому же нередко трудно даже отличить род от племени, ибо род может разрастись в племя, а племя может, сузившись, превратиться в род.

Никитин в своей монографии «Курды» приводит короткую историю относительно курдского племени и делает такой вы вод: «Прежде всего, необходимо сделать несколько замечаний относительно состава племени. Миллинджен абсолютно прав, рассматривая племя как большую семью, хотя и следовало бы в каждом отдельном случае уделить больше внимания роли отдельной семьи как первоначального ядра племени, а также анализу пришлых элементов, примкнувших впоследствии к этому ядру…. Добавим, что родственные связи не всегда служат основой объединения в одну большую группу, но, напротив, иногда приводят к разделению одного племени на несколько ответвлений».

Милинджен справедливо отмечал, что во время процветания и могущества племени, его численность растет, а в неблагоприятной же обстановке, напротив, оно сокращается и может исчезнуть совсем..

Исследуя историю происхождения курдских племен по арабским, персидским, курдским, армянским, турецким и русским источникам ученые приходят к выводу, что некоторые ранее упоминающиеся племена в поздних источниках отсутствуют, а вместо них в перечне племен появляются новые названия.

Исследователи считают, что эти вновь возникшие племена, возможно, образовались из остатков других, менее удачливых племен. Наглядным примером для этого могут служить племена курдов-езидов переселившиеся из Курдистана в Армению и Грузию, которые являются объектом нашего исследования.

Происхождение названий курдских племен было разным. Можно сказать, что существуют названия топонимического характера, часто от какого ни будь занятия (поступка) или же происходят от имени предка или святого.

В отдельных случаях наименования племен, населявших горные массивы Центрального и Южного Курдистана, происходили от названий географических районов их расселения, в других — по имени основателя рода или племени.

Так достоверно известно, что знаменитое по всему Курдистану племя Барзани происходит от топонима — селение Барзан, где находится резиденция шейха суфийского братства накшбандийа. Под названием барзани объединились выходцы из племен барожи, ширвани. мзури, зарки . В отличие от других они носят красную чалму, это их отличительный знак.

В своей книге Масуд Барзани пишет: «Название этого племени происходит от названия деревни Барзан в округе аль-Машиха (Иракский Курдистан). Во время главенства шейха Абдул Саляма, который был не только религиозным лидером, но и национальным вождем новой формации. Он провел ряд реформ в своем племени, которое оставалось разобщенным. При этом племя сплотилось вокруг Абдул Саляма, к нему присоединились другие племена и приняли родовое имя Барзани» .

Согласно арабским источникам, курдские племена имели племенную иерархию. До X в. в литературе известны названия двух прослоек племенной верхушки: «мукадим» или «мукад-дим» (мн. ч. «мукадимун», «мукаддимун») и «раис» (мн. ч. «руа-са»). Первое из них обозначает предводителя, главу.

А. Поладян полагает, «мукадим» было скорее воинским титулом (званием), носитель которого руководил членами племени во время вооруженных выступлений. Раисом назывался, глава племени, власть которого, как известно, носила наследственный характер. «Раис», будучи феодалом, обычно имел «кала» (крепость) или «хисн» (замок, горная крепость) и обладал определенным вооруженным отрядом.

Применительно к курдской действительности X века арабские авторы упоминают еще один военно-политический термин. Это институт эмиров, появление которого было связано с бурным развитием феодально-сепаратистской борьбы в халифате.

Амир (князь) считался высшим военно-политическим предводителем племен, занимающих определенную территорию. Со второй половины X века институт амиров получил в курдской среде широкое распространение, а раисы как прослойка средних феодалов (глав племен) продолжали существовать.

Более в позднее время с появлением тюркского элемента в халифате, в том числе и Курдистане, наблюдается тенденция использования тюркских терминов, таких как бек, ага, паша и т.п. Эти термины прочно утвердились в курдской среде, и используются до сих пор. Ага, или бек являлись главами племен, тогда как амир стал означать крупного феодала князя огромного эмирата по отношению, к которому ага и беки имели статус подданного. После упразднения турками и персами курдских княжеств институт эмиров и их власть была утрачена, и только члены их семьи пользовались уважением среди народа.

У курдов-езидов дело обстоит иначе. Ввиду того, что езиды сами по себе являются теократической общиной, то вся их повседневная жизнь тесно связана с религией. Езидский эмир (по-курдский мир) является не только светским, но и религиозным главой. Он вместе с духовным собранием управляет езидами. Эмир считается наместником Шейха Ади35 и хранителем храма Лалыш и езидских святынь. Не смотря на то, что езидское княжество как политическая единица давно уже прекратило свое существование эмир до сих пор пользуется авторитетом и считается главой езидов всего мира. Если среди курдов мусульман могло быть несколько эмиров, то у езидов этот титул могли носить только представители рода Мире Шехан (Эмиры Шей-хана), а главы племен носили титулы ага или бек. Следовательно, эмир для езидов является своего рода монархом — носителем высшей власти, тогда как ага и беки езидского эмирата имели статус подчиненного. Необходимо отметить, что езидские эмиры также являлись носителями титула бек.. Так, например, именовались Мир Хусейн-бек или Мир Али-бек и т.п.

Исследуя быт езидов Эриванской губернии, Егиазаров отмечал, что езиды подобно курдам [мусульманам Д. П.], распадаются на множество племен… Деление по племенам, основанное до известной степени на племенных особенностях и на различии говоров, имеет чисто административный характер. Племенем (кl) у езидов называется совокупность общин или домов, подвластных одному начальнику.

Итак, во главе курдского племени стоял родовитый ага или бек, которому беспрекословно подчинялось все племя. Глава племени имел неограниченную власть, и распоряжался всем имуществом и собственностью каждого члена племени. Эдмондс писал: «Деревенский господин (ага) — тот же феодал-барон, который не работает и живет за счет дохода, получаемого от зависимых от него крестьян» .

Внутреннее управление и судопроизводство в племени являлись неделимым правом вождя. Право это передавалось по наследству. Нередко после смерти мужа племенем управляла вдова вождя40. Так, например Майан-хатун жена езидского правителя Мир Али-бека после смерти супруга взяла бразды правления в свои руки и пользовалась значительным авторитетом среди езидов. Вторым примером может служить Аделе Ханум вдова Гулям Шаха, хана из Сенне, женщины из старинной хаккярийской семьи.

Власть передается по наследству, по праву старшинства. После смерти вождя самый старший из ближайших родственников считается его преемником, и все члены племени обязуются повиноваться ему. Узурпация власти, как и всеобщие выборы, представляется явлением исключительным, из ряда вон выходящим, совершенно так же, как и в других странах.

Никитин отмечает что, независимо от того, пришел ли курдский ага к власти по праву наследования, в результате выборов или путем захвата власти силой, он продолжает оставаться ее бесспорным носителем, и все его решения являются окончательными».

Хотя вождю и принадлежит вся полнота власти, он осуществляет ее под известным контролем со стороны старейшин племени; их мнение имеет определенный вес, и с ним нельзя не считаться. Совет «седобородых» (аксакалов — по-турецки и риспи — по-курдски) собирается каждый вечер в шатре вождя, чтобы обсудить вопросы, интересующие племя в целом, а также все происшедшие за день события .

Говоря о старейшинах (руспи) Егиазаров писал, «каждое племя подразделялось на старейшинства (rыspоtо). Там, где езиды составляли сплошное население, старейшинство состояло из нескольких общин или поселков, живших и кочевавших на известной территории и управлявшихся одним rыspi — старейшиной или старшиной. В тех же местностях, где езиды жили совместно с другими туземцами, в состав старейшинства входило езидское население нескольких более или менее близких друг от друга сел. В последнем случае старейшинство не имело той прочной организации, какой отличались старейшинства густо населенных езидами местностей».

Необходимо отметить, что вождь езидского племени кроме старейшин должен был считаться и с мнением священнослужителей — шейхов и пиров. В Иракском Курдистане важную роль также играют езидские кавалы, кочаки, факиры и мджевры -служители деревенской молельни.

Исследуя быт курдов Эриванской губернии, Егиазаров писал, что все споры, возникавшие между родственниками, о наследстве и разделе имущества разрешали, на основании обычая, старейшие в роде; в большинстве случаев родичи подчинялись их решению. Недовольный решением, обращался к руспи, который, созвав почтенных стариков общества, составлял, так сказать, общественный суд. На этих судах, кроме споров между родственниками, решались также маловажные дела (как, например, споры между отдельными членами общества за землю и пастбища); на них же распределялись подати. В случае же совершения убийства, кражи, похищения девушки, курды обращались к главе племени, или прямо к эль-беги, решению которого они подчинялись, безусловно…

Начальники или вожди племен (агае эле) в основном происходят от старинных родов. Есть роды, которые управляли своим племенем несколько веков.

Вождь приходит к власти различными путями, которые сводятся в основном к наследованию, избранию племенем и назначению властями. Однако приход к власти по этим основаниям далеко не бесспорен и совершается обычно с применением насилия, интриг…

Приобретение ранга вождя по наследству опирается на силу привычек и традиций, питаемых приверженностью племен к наследственным вождям. Глава племени имел обширную власть. В руках его сосредоточивалась все управление. Он назначал старейшин. Он имел право подвергать подвластных телесному наказанию и аресту; но права жизни и смерти над ними он не имел: кровопролитие, а, стало быть, и смертная казнь запрещены религиею и ему, как главе народа, не надобно проливать кровь и тем самым нарушать постановления пророка, к охране и защите которых он призван. Смертной казни соответствовало другое, не менее ужасное, наказание — изгнание из племени.

У езидов самым ужасным наказанием считалось и считается своего рода «анафема» отчуждение или исключение из езидской общины. Этим правом обладает глава езидского духовенства Ахтийаре Марге (Старейшина Марги) и езидский эмир. Если какая то езидская община обитала далеко от религиозного центра езидов, то в этом случае кавалы были уполномочены вершить суд от имени эмира Ахтийаре Марге (главы духовенства). Необходимо отметить, что глава племени ага или бек имели право только изгнать езида из своего племени, но ни в коем случае из езидской общины.

До того племенная принадлежность играла важную роль, что в начале XX века, прибывшие в Грузию, в частности в Тбилиси, Курды-езиды заселяли улицы города подобно тому, как они жили на своей родине, т. е. односельчане старались поселяться в одном районе, более того представители одного бара (патронимического объединения) на одной улице.

Даже представители духовных каст — шейхи и пиры, которые имели свои древнюю генеалогию, восходящую к езидским святым времен Шейха Ади, часто причисляли себя к тому или иному племени. Это зависело от того, среди какого племени семья шейха или пира жила долгое время и с кем имела тесные отношения. Эти отношения имели чисто духовный характер, так как согласно езидским религиозным законам кровосмешение между мирянами и духовенством воспрещается. Так езидский народный герой Шейх Мирза из рода Шехубакри ввиду того, что он был шейхом племени анкоси, часто именуется как Шейх Мирза Анкоси.

Исходя из выше приведенных материалов, становится ясным, что родоплеменная система до сих пор играет важную роль в повседневной жизни курдского народа, но среди курдов отдалившихся от родины племенная принадлежность ослабевает, и естественно родоплеменные отношения давно уже утеряли классическую форму. Родовая структура езидами Южного Кавказа используется лишь только для поддержания старинных этнических обычаев и образа жизни.

Происходящие в мире политические, социальные и экономические сдвиги способствуют быстрому распаду родоплеменной структуры курдского общества.

Рецензент статьи: Проф. Док. А.М.Ментешашвили.
Редактор: Док. Л.Б.Пашаева.

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top