Курдистан

Пари Ибрагим: Если справедливость не восторжествует, езиды начнут мстить

Езиды относятся к религиозным меньшинствам. Веками этот немногочисленный народ подвергался преследованиям в Ираке, а в последнее время езиды стали жертвами геноцида со стороны Исламского государства. 3 августа 2014 года состоялось одно из самых жестоких преступлений ИГИЛ. Тогда в течение нескольких дней 10000 человек были убиты или похищены на горе Синджар.

Сейчас группировка ИГИЛ покинула этот район, но более 3000 из 6000 похищенных езидских женщин и девочек до сих пор не найдены. Гонения на этот народ продолжаются, и идет много споров о том, должны ли езиды возвращаться в те районы, где их преследовали.

На прошлой неделе во время мероприятия, проводимого в американском экспертно-аналитическом центре Hudson Institute (город Вашингтон, округ Колумбия), исполнительный директор «Фонда Свободных езидов» Пари Ибрагим сказал: «Если справедливость не восторжествует, езиды начнут мстить… Я скажу вам прямо: езиды будут убивать. Им приходится жить с людьми, которые насиловали их дочерей, убивали их отцов, которым сошли с рук эти преступления. Да, справедливость должна восторжествовать».
Фонд Ибрагима — организация, базирующаяся в Нидерландах. Сам фонд работает в Ираке и проводит по всему миру пропагандистскую работу о группах религиозных меньшинств. Пари Ибрагим согласился обсудить самые актуальные вопросы с The Globe Post.

— Какова основная цель вашего фонда? Какие шаги вы предприняли, находясь в Вашингтоне, чтобы рассказать общественности о проблемах езидов?

— Мы начали нашу деятельность в августе 2014 года. После того, как боевики ИГИЛ совершили нападение на езидов. Нашей первой целью было рассказать о ситуации мировой общественности. Главная задача – сделать все возможное, чтобы помочь тем, кто находится в беде на вершине горы Синджар, и тем, кто был захвачен ИГИЛ. Также мы хотим добиться признания геноцида.

Наши люди очень нуждаются в помощи, поэтому мы создали целую организацию, которая оказывает психологическую поддержку, возбуждает уголовные дела против бойцов ИГИЛ, совершающих кровавые преступления, и самое главное – защищает езидов от геноцида.

Наша задача – рассказать правительствам других стран о том, как живут езиды, и что им предстоит в будущем. Езидам очень трудно жить в том месте, где у них нет свободы религиозного выбора. Мы являемся этническим религиозным меньшинством, которое живет в Северном Ираке, и нас преследуют уже много-много лет из-за нашей религии.

Находясь в Вашингтоне, мы посещали министерские встречи и мероприятия по повышению осведомленности о тяжелом положении нашего народа. В том числе обсуждался вопрос о том, что около 3000 езидов до сих пор считаются пропавшими без вести.

— Вы были в Вашингтоне и добились того, что факт геноцида был признан. Заметили ли вы, что правительства готовы предпринять шаги или предложить реальные действия, чтобы помочь езидам?

— Я думаю, что в целом можно сказать нет, потому что ничего не было сделано в течение нескольких лет. За последние две недели мы были приглашены на министерское мероприятие, организованное Управлением по проблемам международной религиозной свободы Государственного департамента (министерство по продвижению свободы вероисповедания). Прозвучало много обещаний обратить внимание на бедствия езидов.

У меня есть ощущение, что Государственный департамент теперь гораздо активнее станет заботиться о таких меньшинствах, таких как езиды, потому что у них нет религиозной свободы в Ираке и Курдистане. Я надеюсь, правительство США предпримет необходимые шаги.

Мы знаем, что в Германии, в провинции Баден-Вуттенберг, приняли к себе 1100 езидов. Канада тоже обещала принять езидов, но дала кров гораздо меньшему количеству людей, чем мы надеялись. В Австралии есть программа по приглашению езидов. Но сделано было не так много. Нам нужно решить судьбу более чем 400000 езидов, вынужденных покинуть свой дом.

— Это в основном вынужденные переселенцы?

— Да. После геноцида они пытаются бежать из Ирака в Европу или любую другую страну.

— Дал ли Государственный департамент или правительство США какие-либо обещания относительно разрешения приема беженцев или их определенного количества?

— Нет. Все дело в том, что они не хотят, чтобы езидские беженцы приезжали в страну. Политики настаивают, чтобы беженцы возвращались туда, где они жили раньше. Но есть много причин, почему они не могут вернуться туда. ИГИЛ там больше нет, но они оставили после себя много самодельных взрывных устройств.
Езиды находятся между двух огней: правительством Ирака и курдским правительством. Это политическая проблема. Любой езид, который хотел бы вернуться в Синджар, должен выбрать чью-либо сторону. Нельзя остаться где-то между. Кроме того, езиды не могут вернуться, потому что они больше не верят, что им гарантирована безопасность.

Это большая проблема, одна из самых глобальных, потому что они чувствуют, что не могут никому доверять после того, что случилось с ними. Курдское правительство оставило их на произвол судьбы. Люди больше не доверяют силовым службам в Ираке и Курдистане. Как можно вернуться в Синджар, когда ответ на этот вопрос еще не получен? Нет, езиды не вернутся.

— Изначально курдские военные силы обещали защитить езидов. Были ли еще какие-либо обещания? Прошло четыре года.

— Район Шингал теперь находится под контролем иракских подразделений народной мобилизации. Они не подвластны курдскому правительству. Как я уже говорил, езиды из-за всего этого чувствуют себя в ловушке. Они хотят защиты США. Они желают, чтобы США пришли и защитили езидов. Но Америка, вероятно, так не поступит. Вот почему езиды не возвращаются.

Все только и делают, что обещают. Они говорят, что будут делать, что они хотят сделать, но это вряд ли что-либо из этого станет реальностью. Прошло уже четыре года, а езиды до сих пор не могут вернуться туда, откуда родом. Там остались наши братские могилы. А еще там остались самодельные взрывные устройства повсюду. Сейчас идет процесс разминирования, но он только начался. У курдского и иракского правительства много работы, и, увы, езиды – это не самая острая проблема; если вообще этот вопрос встает на повестке дня.

Как мы можем доверять правительствам, которые создают законы, которые негативно влияют на меньшинства, в частности на такие религиозные меньшинства как езиды или христиане? Нет никаких политических сил, чтобы заставили езидов поменять свое устремление покинуть Ирак и не возвращаться.

— Есть ли конкретное место, которое они ищут? Особая экономическая зона за пределами Ирака или даже внутри Ирака? Можно ли рассматривать такой вариант?

— Для езидов?

— Для езидов.

— Ну, у езидов никогда не было никаких экономических возможностей или защиты. Поэтому, когда произошли события третьего августа, курдская пешмерга (курдские военизированные формирования) просто напросто покинула езидов. Вот почему нет доверия. Нужно приложить много усилий, чтобы вернуть это доверие.
Требуется предпринять усилия, чтобы найти правду. Что случилось в тот день? Что сделала ИГИЛ? Что сделали правительства? Почему езиды на протяжении более трех дней застряли на горе Синджар без еды и воды? Америка должна была вмешаться? 

Так что есть много вопросов, на которые нужно ответить. Это должны быть правдивые ответы. Вот пример с голландцами в Сребренице. Голландцы отказались вмешиваться, и произошла страшная резня. То же самое случилось с Синджаром. Нужно знать правду о том, что произошло.

Кроме того, когда мы говорим о справедливости, стоит упомянуть, что многие преступники гуляют на свободе или находятся в тюрьме. Им предъявлено обвинение в терроризме. Терроризм и права человека не одно и то же. По сей день ни один член ИГИЛ не был обвинен в преступлениях, совершенных против езидов. Итак, как вы можете попросить езидов вернуться в Синджар, если соседи были именно теми людьми, что указали боевикам, что «это дом езида». Как жить в гармонии с соседом, который насиловал ваших дочерей? Если нет справедливости — нет примирения.

— Есть ли какой-нибудь местный суд? В Демократической Республике Конго существуют местные магистраты и местные суды, которые создаются в основном общинами для наказания за преступления. Вы встречали такое вообще в Ираке?

— В Ираке иногда осужденные члены ИГИЛ получают пулю в голову. В Курдистане действует мораторий на смертную казнь. Бойцы ИГИЛ просто сидят в тюрьме. Фонд «Свободные езиды» совместно с Офисом спецпредставителя Генерального секретаря ООН по вопросам сексуального насилия беседовал с США. У нас было много разговоров. Мы хотим попробовать осуществить такое на местном уровне. Мы пытались поговорить об этом с нашим и курдским правительством. Это занимает много времени. Чтобы воплотить это в жизнь, нужно потратить много часов, денег и усилий. Но мы находимся в процессе работы над этим.

— На прошлой неделе пресс-секретарь Государственного департамента Хизер Науерт высказала претензии в отношении секретаря Майка Помпео, вице-президента Майка Пенса и других участников этой конференции по свободе вероисповедания. Все они дали громкие обещания, что будут защищать свободу вероисповедания во всем мире. Вам обещал что-либо Государственный департамент, и если нет, то что бы вы спросили у пресс-секретаря Хизер Науерт?

— Я тоже был на этом министерском совещании и слышал эти обещания. Верю, что теперь правительства гораздо лучше осведомлены о том, как притесняются религиозные меньшинства по всему миру. Я уверен, что США окажут помощь. Сейчас они создают большой фонд для свободы вероисповедания. Они выделили еще 17 миллионов на разминирование в Ниневии. Все это запланировано. Я верю, что правительство США поможет езидским организациям, христианским организациям услышать их голоса. Они пытаются помочь. Сейчас они публикуют отчеты, в которых говорится о том, с чем сталкиваются меньшинства в повседневной жизни. Я думаю, что это очень важно. Это уже огромный шаг к большей свободе.

— За всю свою долгую историю езиды пережили десятки геноцидов. Как живут езиды сейчас? Как проходит их повседневная жизнь; где они получают еду, воду, кров и медицинскую помощь?

— Это семьдесят четвертый геноцид. Мы никогда не говорили публично о нападениях на езидов, потому что у нас никогда не было возможности заявить об этом всему миру. Теперь, езиды разбросаны по миру, новости об этом геноциде распространяются гораздо активнее, чем раньше. Взять хотя бы смартфоны – во многих семьях через них распространяли фотографии, которые доказывали геноцид. Я думаю, что сейчас правительства могут быть уверены в том, что нападения на езидов прекратятся. Теперь, когда все знают, что правительства в курсе относительно гонений на народ, нападений больше быть не должно.

Прошло четыре года — мои люди все еще находятся в лагерях для вынужденных переселенцев. Мой народ все еще бежит из страны. У них нет возможности вернуться. Те, кто приезжает обратно, иногда возвращаются в лагеря для вынужденных переселенцев. Эти лагеря переполнены. Люди живут в недостроенных зданиях и самодельных палатках. Ситуация просто ужасающая. Летом слишком жарко. Зимой слишком холодно. Электричество в лагерях подается с перебоями. Из-за некачественной электрификации случается, что палатки загораются. В лагерях происходит много самоубийств. В настоящий момент езиды не видят будущего в Ираке.

— Какие три вещи, стоящие на повестке дня Фонда Свободных езидов, должны быть выполнены в течение следующих пяти лет?

— Ну, во-первых, мы действительно хотим справедливости. Это на самом деле важно для нас. Мы хотим убедиться, что езиды имеют право голоса в Ираке. Мы пытаемся донести до правительств, что езидов не ждет ничего хорошего дома. Им некуда идти.

Мы могли бы подождать еще десять лет и надеяться, что езиды вернутся в Синджар, но это не так. Езиды должны быть приняты в качестве беженцев от геноцида, и им следует предоставить убежище, когда они приезжают в другие страны. Им следует предоставить защиту, потому что это еще не конец.

Езиды снова станут мишенями для издевательств. Это происходит из-за отсутствия поддержки езидов со стороны правительств. Я говорю об иракском правительстве и о курдском. Необходимо сделать гораздо больше, чтобы остановить распространение злобы, разжигание ненависти со стороны религиозных лидеров в Ираке, в Курдистане против таких религиозных групп, как езиды или христиане. Если защиты не будет, такие вещи будут происходить снова и снова.

— На прошлой неделе вы сказали, что езиды будут добиваться справедливости. Они хотят вернуться домой и сделают все, что для этого потребуется. Вы поддерживаете эту идею? Думаете, это произойдет?

— Если справедливость восторжествует, тогда может начаться примирение. Но даже этот процесс займет много-много лет. Мы говорим о людях, которые пострадали от геноцида и больше никому не доверяют. Это не так просто, как думают правительства. Они могут размышлять следующим способом: «Мы просто отправим езидов обратно в Синджар». Это не тот случай! Езидам очень трудно оставаться в лагерях. И тем не менее люди живут там в течение четырех лет. Некоторые люди вернулись в Синджар, но не все, потому что люди не хотят страдать снова. Если преступники находятся на свободе, езиды будут им мстить. Это еще одна причина, почему важна реальная справедливость.

— Какими были условия жизни и экономическая ситуация у езидов до 3 августа 2014 года по сравнению с сегодняшним днем?

— Езиды всегда были угнетены! В любой ситуации. Всегда было неравенство. Если на собеседование приходили езид, мусульманин или христианин, то кандидатуру езида рассматривали в последнюю очередь. Здесь так много неравенства, так много несправедливости. Существует предвзятое отношение к езидам, о котором правительства не говорят. Иракское или курдское правительство, не имеют дел с такими вещами, но они происходят изо дня в день, и это затрагивает наше сообщество.

Как люди могут получить высшее образование, когда им не дают шансов? Дети курдов-мусульман приезжают в Америку учиться, почему у езидской общины нет такой возможности получить высшее образование? Почему бы не дать нашим студентам учится в Американском университете? Почему езиды не работают на руководящих должностях? Вы не увидите представителей этого меньшинства в парламенте. Это позор! Вот как относятся к иракским езидам.

— Сколько езидов насчитывается в Ираке или Курдистане?

— Во всем мире их чуть больше миллиона. До геноцида в Ираке насчитывалось около 500 000, но во время расправ погибло очень много народа.

— В это число входят те, кого принудительно заставили отказаться от езидской веры?

— Нет.

— Если можно выразить одним предложением, что больше всего хотят езиды именно сейчас?

— Они ходят покинуть Ирак.

— Покинуть Ирак?

— Они хотят покинуть Ирак, покинуть Курдистан. Они хотят жить новой жизнью и с новым будущим в другом месте. Я буду честен. Такая сейчас сложилась ситуация. 

— Даже оставить Синджар навсегда?

— Да. Большинство людей высказывают эту идею. Это то, что они говорят мне.

Перевод с английского специально для Эздихана.ру (The Globe Post)

Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

Популярные

To Top